voroh.com
собрание разрозненных фактов
ok

infhist.voroh.com - Интернет проект Компьютерная история в лицах - это сайт, посвященный людям, внесшим весомый вклад в развитие вычислительной техники и информационных технологий.

далее...


comm.voroh.com - На сайте представлена классическая марксистская литература, публикации коммунистической направленности. В разделе "Фотоальбом" выложены плакаты и фотографии советских лет.

далее...


carroll.voroh.com - На сайте представлены наиболее известные произведения классика английской литературы Льюиса Кэрролла.

далее...

Нам предстоит разговор о будущем. Но рассуждать о будущих розах - не есть ли это занятие по меньшей мере неуместное для человека, затерянного в готовой вспыхнуть пожаром чаще современности? А исследовать шипы этих еще несуществующих роз, выискивать заботы праправнуков, когда мы не в силах управиться с изобилием сегодняшних, - не покажется ли все это попросту смешной схоластикой?

Станислав Лем, "Сумма технологии"



Реклама
  • Из исследований румынской истории.

    В только что вышедшем № 1 (5) нашего журнала «Мысль» помещена публикуемая ниже с некоторыми сокращениями рецензия Аллы Скворцовой на необычный западный труд. Реч идет о сенсационном исследовании. Обычно апологеты румыно-унионизма не склонны слушать и слышать критику государства, в которое они нас втягивают, его политики и идеологи, игнорируют широко известные и малоприятные факты истории и - только потому, что все это исходит от их оппонентов, особенно русских или «плохих румын», то есть молдаван. Но рецензируемая работа принадлежит перу этнической румынки.

    Ирина ЛИВЕЗЯНУ. Культурная политика Великой Румынии: регионализм, национальное строительство и этническое противостояние, 1918-1939. Итака и Лондон. Изд-во Корнельского ун-та, 1995. XVII, 240 стр. Автор родилась в Румынии, образование получила в США. Профессор истории Питтсбургского университета.

    От национализма к фашизму
    Прошла путь Румыния, став «Великой»

    Наша страна прошла в историческом развитии сложный и неоднозначный путь. От независимости до независимости более сильные соседи диктовали ей свою волю, кромсали ее территорию, передавая из рук в руки, не считаясь ни с исторической традицией, ни с желанием населения. Неудивительно, что и сегодня отдельные периоды нашей истории Молдовы оцениваются в зависимости от политической ангажированности авторов, оценки варьируются от превосходных до крайне негативных.

    Одним из самых спорных периодов является «межсезонный», когда Бессарабия находилась в составе Румынии. Рецензируемая книга содержит, на наш взгляд, взвешенную и объективную оценку характера румынского государства и его политики по отношению к присоединенным в 1918г. территориям, в том числе и к Бессарабии. По содержанию книга оказалась гораздо емче, чем ее название, и охватывает более широкий круг проблем, нежели вопросы культурной жизни. Выводы и оценки автора показались нам настолько оригинальными, неожиданными и логичными, что мы не ставим задачу, как это принято в рецензиях, указать на ее сильные и слабые стороны, а лишь изложим основные положения и рассуждения автора.

    Ирина Ливезяну во введении признается: обращение к теме было вызвано влиянием румынской историографии, представлявшей предвоенную Румынию в качестве модели демократии и неиспользованных потенциальных возможностей в сравнении с послевоенным периодом, когда стране был навязан коммунистический режим. Однако в ходе исследования укреплялось убеждение автора в том, что конец демократии в Румынии, как и прочих странах Центральной Европы, наступил не в связи с приходом коммунистов, а значительно раньше в межвоенный период, когда созданные после распада Российской и Австро- Венгерской империй государства поразила эпидемия национализма, несовместимого с демократией.

    Автор раскрывает данный тезис на основе архивных документов, материалов прессы, мемуаров. Она показывает, что Великая Румыния, сформированная в 1918 году в результате присоединения к Старому Королевству Бессарабии, Буковины и Трансилвании, земель, которые румынская идеология считала «исконно румынскими», оказалась не румынским национальным государством, а новой «лоскутной « империей. В отличие от массы румынской историографии, представлявшей в 1918 г. годом национального триумфа, логического завершения национального строительства, начавшегося во времена древних даков, книга утверждает, что «великое объединение послужило лишь началом создания нации и в тоже время к глубоким социальным и политическим конфликтам в стране. Присоединенные провинции, входившие прежде в состав России и Австро-Венгрии, по политическому и государственному уставу, экономической жизни, культурно-языковой ситуации, системе образования, этническому составу значительно отличались от Старого Королевства. Подчеркивается, что трудности национального строительства в Румынии после 1918 г. объяснялись не только многочисленными национальными меньшинствами, но и различиями в самосознании и настроениях самих румын в различных провинциях страны. Мажоритарный этнос не составлял единой общности, нацию только предстояло создать. Румынизм новых территорий был значительно преувеличен воображением идеологов создания Великой Румынии. При этом правящая элита Старого Королевства ни морально, ни идеологически не была готова понять ситуацию и разработать эффективные методы ее преодоления. После 1918 г. Румыния стала государством с существенными региональными различиями, однако для ее политической элиты идея такого государства, требующего действенных мер для гармоничного сосуществования региональных общностей, мажоритарного и миноритарных этросов и культур, оказалась неприемлемой.

    Наличие этнических меньшинств в составе новых провинций, не румынских культур и не румынских (по происхождению или по самосознанию) политических элит было серьезным доводом в пользу стран, оспаривающих законность присоединения этих территорий к Румынии. И руководство Старого Королевства не пошло по демократическому пути, а избрало политику национализации, или румынизации как главный метод приведения новых провинций «к общему знаменателю». Национализм стал официальной идеологией.

    Из всех территорий с наибольшими трудностями Бухарест столкнулся в Бессарабии. Румыны вообще подозрительно относились к бессарабцам, считая их зараженными вирусом большевизма, и к тому же «бессарабские румыны», как оказалось, считали себя молдаванами.

    Исследования автора показали, что панрумынский национализм был практически полностью импортирован в Бессарабию в 1917 г. В бессарабском крестьянине, который представлялся образцом приверженности народным традициям, исконному образу жизни, напроч отсутствовало румынское самосознание. Но укоренившийся в Бессарабии «молдовенизм» был объявлен легко преодолимым «регионализмом». Вопреки ожиданиям, этот регионализм не смягчал своей формы, а наоборот усиливался. Молдавское национальное самосознание, не смотря на все усилия, превалировало в Бессарабии в течение всего межвоенного периода. Автор приводит убедительные свидетельства о том, что виной была вовсе не русификаторская политика царизма, которая охватила лиш интеллигенцию, незначительную часть населения Бессарабии, а крестьянство не затронула. Бессарабцы не испытывали почтения к Румынии, по их мнению, она была отсталой страной, не уважали румынскую культуру, ток как не были с ней знакомы, а образцы, насаждавшиеся жандармами, нельзя было назвать привлекательными. Онисифор Гибу писал, что провинции нужен по крайней мере десятилетний переходный период, чтобы румынские ценности естественным образом впитались. Но правительства не прислушалось к этим голосам и тем значительно осложнило, если не погубило дело румынизации Бессарабии.

    И. Левезяну делит молдавское население Бессарабии на де группы: немногочисленную городскую, русифицированную интеллигенцию, и массу крестьянства. Румынские националисты взялись за крестьян как менее «испорченных». Однако задача превращения их в румын оказалась непомерно сложной.

    Школьная реформа, проведенная в первой половине 20-х годов, унифицировала бессарабскую систему с румынской и расширила доступ сельских детей к образованию, создав условия для открытия начальных школ практически в каждом селе, с освобождением от платы за обучение, возможностью повысить свой социальный статус. Образовательный бум в 20-е годы объяснялся здесь не заботой о культуре народа, а тем, что «…нация поддерживает свое существование через школу».

    Но румынизация через образование не могла дать быстрых результатов. Крестьяне были недовольны экономическим положением. Образованная молодежь из крестьянской среды не находила применения знаниям и соответствующую работу. Государство, оказавшееся бессильным в экономической и социальной сферах, педалировало национальные отношения. Неудачи стали объясняться засильем нацменьшинств, прежде всего евреев… Было решено попросту исключить не поддающиеся ассимиляции национальные меньшинства из жизни страны. Государство поощряло его, чем и способствовало его перерастанию в фашизм, превращению Румынии в конце 30-х годов в фашистское государство.

    Так совершенно неожиданно книга о культурной политике в межвоенной Румынии отразила процесс создания нации, которую толкнули к крайнему национализму, неизбежно переросшему в фашизм. Ни объективно, ни субъективно неподготовленное почти двукратное увеличение румынской территории в 1918 году стало началом национальной драмы, заключает И. Ливезяну.

    Эти рассуждения в корне отличают работу И. Ливезяну от предшествующей историографии, которая объясняла появление фашизма в Румынии комплексом внешних «влияние фашизма Италии и Германии) и внутренних социально-экономических причин. Впервые сформулирована проблема таким образом, что фашизм в Румынии вырос на собственной почве, оказался логическим продолжением государственного национализма и отказа от открывшейся после 1918 г. демократической перспективы. Этот вывод, несомненно, имеет большое значение для дальнейшего развития территории национализма и понимания его роли в тех потрясениях, которые пришлось пережить человечеству в ХХ веке.

    С другой стороны, работа представляет собой важный вклад в разработку истории Молдовы, так как выявляет не всегда очевидную истинную подоплеку культурной, образовательной и национальной политики, проводившейся румынской администрацией в межвоенной Бессарабии.

    Алла СКВОРЦОВА доктор истории.
    «КОММУНИСТ» № 12 (132), 1999, 26 МАРТА

    Главная | О сайте | Наши проекты | История | Старые хохмы | Прочее | info@voroh.com
    © 2011 Voroh.com All Rights Reserved