voroh.com
собрание разрозненных фактов
ok

infhist.voroh.com - Интернет проект Компьютерная история в лицах - это сайт, посвященный людям, внесшим весомый вклад в развитие вычислительной техники и информационных технологий.

далее...


comm.voroh.com - На сайте представлена классическая марксистская литература, публикации коммунистической направленности. В разделе "Фотоальбом" выложены плакаты и фотографии советских лет.

далее...


carroll.voroh.com - На сайте представлены наиболее известные произведения классика английской литературы Льюиса Кэрролла.

далее...

Нам предстоит разговор о будущем. Но рассуждать о будущих розах - не есть ли это занятие по меньшей мере неуместное для человека, затерянного в готовой вспыхнуть пожаром чаще современности? А исследовать шипы этих еще несуществующих роз, выискивать заботы праправнуков, когда мы не в силах управиться с изобилием сегодняшних, - не покажется ли все это попросту смешной схоластикой?

Станислав Лем, "Сумма технологии"



Реклама
  • П. П. Бырня, Молдавский средневековый город в Днестровско-Прутском междуречье (xv — начало xvi в.)

    Глава IV
    РЕМЕСЛО И ТОРГОВЛЯ В ГОРОДАХ
    ДНЕСТРОВСКО-ПРУТСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ



    1. Города — центры ремесла

    Ремесленное производство молдавского средневекового города в XV — начале XVI в. уже являлось объектом исследований. В советской молдавской историографии его кратко охарактеризовал Н. А. Мохов1. Этот вопрос затронут в "Истории Молдавской ССР"2, несколько подробнее изложен в «Истории народного хозяйства Молдавской ССР»3. Названные работы носили обобщающий характер и, естественно, что специальному разбору в них исследуемый вопрос пе подвергался.

    Более обстоятельно характер и уровень ремесленного производства в молдавских городах XV — начала XVI в. исследовали румынские авторы Ш. Олтяну и К. Шербан4.

    Перечисленные работы объединяет то, что в них освещено ремесло преимущественно городов Карпатско-Прутского региона. В то же время ремесло в городах Днестровско-Прутского междуречья в указанных работах советских ученых изучено мало. Неравномерность исследования рассматриваемого вопроса на всей территории княжества объясняется характером источников. Дело в том, что в основу упомянутых работ легли материалы главным образом письменных источников. Опи пе содержали сведений о ремесле городов исследуемого региона.

    Именно это и послужило одной из причин того, что ремесло городов Днестровско-Прутского междуречья до настоящего времени так и не стало предметом специального исследования в исторической литературе. Второй причиной следует назвать то обстоятельство, что основными материалами, которые должны лечь в основу такой работы, могли быть только археологические. Они стали поступать в распоряжение ученых лишь в послевоенпый период с началом археологических исследований, которые и до настоящего времени являются единственным источником для изучения этого вопроса в рассматриваемом регионе. Накопление археологических данных — процесс длительный. Ясно, что исследования подобного рода не могли появиться сразу после начала археологических работ. Кроме того, археологические предметы содержат гораздо меньше информации, чем письменные источники.

    Итак, мы пришли к выводу, что изучать характер и уровень развития городского ремесленного производства в Днестровское Прутском регионе нужно с помощью археологических материалов, а они в этом регионе получены только после раскопок в Старом Орхее. Поэтому первая попытка изучить названный вопрос будет основана главным образом на анализе археологических материалов из Старого Орхея.

    Известно, что молдавские города в рассматриваемый период не достигли такого высокого уровня развития ремесла, как это было в городах соседних Трансильвании, Венгрии, Польши. Не случайно сюда завозили немало ремесленных изделий из перечисленных стран. Ремесленное и торговое население Молдавии было относительно малочисленным, а цеховые организации ремесленников еще не сложились.

    Вместе с тем особенно во второй половине XV — начале XVI в., шел общий процесс развития производительных сил в стране, выразившийся, в частности, в росте ремесленного производства. Об этом свидетельствуют данные как письменных, так и материальных источников. В первых содержатся упоминания о ремесленниках — специалистах в разных отраслях производства в Сучаве, Байс, Романе, Сирете, Тротуше, Бырладе и др. Основные конкретные, и притом бесспорные, материалы о развитии городского производства дают результаты археологических исследований. Эти материалы включают орудия труда, инструменты и различные изделия, изготовленные из железа, стали, цветных металлов, дерева, кости, камня, глины. Анализ перечисленных материалов позволил установить, что в Молдавии в это время известны следующие ремесленные отрасли: металлообработка, изготовление оружия, гончарное и кожевенное дело, ткачество и обработка тканей, строительное дело, художествепное ремесло и др. Названные отрасли ремесла в результате дифференциации и углубления ремесленного производства послужили основой для увеличения вдвое числа ремесленных специальностей во II половине XV в.

    Ведущая отрасль ремесла в городах Молдавии — металлообработка. Из нее прежде всего выделилось кузнечное ремесло, что подтверждают различные данные. В Сучаве, например, были открыты остатки кузницы начала XV в., в которой обнаружены железный лемех и чересло в состоянии полуфабрикатов6.

    Отметим также, что в письменных источниках рассматриваемого времени в городах западного региона княжества упоминаются кузнецы. В 1423 г. упомянут Томас — кузнец из Байи, в 1512 г. — кузнец Андрей из Сучавы, а в 40-х гг. XVI в. известны кузнецы Тома из Романа и Руссу из Тротуша7. Эти факты подтверждают выделение специальности кузнецов.

    В городском ремесленном производстве Днестровско-Прутского региона, судя по материалам Старого Орхея, ведущее место занимало кузнечное дело. В результате раскопок обнаружены кузнечный инструментарий, а также продукция кузнецов различного вида орудия труда, инструменты, домашняя утварь и другие изделия из железа.

    Развитие кузнечного ремесла в Старом Орхее подтверждают многочисленные находки металлического инвентаря. В сооружениях и культурном слое городища пока обнаружены 60 видов изделий из железа и стали: из ремесленного металлообрабатывающего инструментария—молотки, клещи, напильники, зубила; среди деревообделочного инструмента — топоры, сверла, пилы, тесла, скобели, гвоздодеры; из прочих орудий труда — ножи, ножницы, шилья, иголки; орудия сельскохозяйственного производства и промыслов — серпы, оковки для заступов, путы, рыболовные крючки. Из оружия известны кольчуги, копья, стрелы, обломок меча; из конского снаряжения — удила, стремена, шпоры, скребницы, подковы. Отдельно следует отмстить многочисленные предметы домашнего обихода, такпе как замки, ключи, сковороды, ложки, дверные скобы, крепежные скобы, дужки и ушки от ведер, дверные ручки, пробои, подсвечники, кресла, цепи, гвозди, накладки и др.

    Работа кузнеца помимо инструментарпя требовала и специально оборудованного помещения, не связанного с его жилищем. Незначительные остатки кузницы обнаружены в северо-восточном углу орхейской цитадели. Это легкое наземное строение, обшитое досками, размерами 500X440 см. В его заполнении найдено большое количество железного шлака, горелых камней и глиняной обмазки8.

    Из операций, связанных с кузнечным ремеслом, следует отметить частые находки в Старом Орхее нижних половин глиняных сосудов этого времени с остатками железа на стенах. На дне упомянутых сосудов, как правило, лежала подушка толщиной до 3,5 см из песка, пропитанного железом, и ошлакованного железа. Судя по подобным находкам более раннего времени в Москве9, Старой Рязани10, и других11, по объяснению Б. А. Колчина, эти горшки использовались как тигли или огнеупорные сосуды для цементации железа при изготовлении стали12. В сосуд насыпали немного толченого древесного угля, который способствовал науглераживанию, т. е. использовался в роли карбюризатора. Б." А. Колчин объясняет цементацию как процесс науглераживания железа на некоторую глубину от поверхности, Для придания металлу высокой твердости, при этом нагрев железного предмета происходил при температуре не менее 910 градусов13.

    Кузнечный металлообрабатывающий ипструментарий из Орхея представлен молотом, клещами и зубилом.

    Молот-ручник клиновидной формы (рис. 18/2) общей длиной 8,8 см. В центре находится отверстие для ручки прямоугольной формы. Его ударная плоскость—задок закругленной формы, использовался, видимо, для ковочных работ. Боек молота довольно острый.



    Рис. 18. Кузнечные и плотницкие инструменты:
    1 — половинки кузнечных клещей; 2 - молот; 3, 5 — зубила; 4 — напильник; 6 - долото

    Кузнечные клещи — шарнирные (рис. 18/1), представлепы одной целой половинкой, которая позволяет реконструировать их обшуто форму. Клещи довольно большие, длиной 45 см. Они предназначались для удержания при ковке крупных поковок. Примерно до середины (со стороны губ) клещи в сечении прямоугольные, а дальше — круглые.

    Зубила, используемые для холодной рубки металла (рис. 18/3—5), обычно клиновидной формы и небольших размеров: длина 4,9 и 5,8 см. Зубила подобного типа применялись не только в кузнечном, но и в слесарном и ювелирном деле.

    Слесарным инструментом является и напильник (рис. 18/4). От найденного в Орхее напильника сохранилось лишь его полотно. Это один из инструментов, применявшихся при опиловке и грубой шлифовке металла, находившегося в холодном состоянии14. По мнению Б. А. Рыбакова, кузнец мог использовать напильник для самых различных работ как по цветным, так и по черным металлам15. Напильник из Орхея прямоугольный, длина его полотна 14,6 см. Простая насечка на широких сторонах напильника сделана «елочкой» в три ряда, а на узких боковых — «елочкой» в два ряда. Шаг зуба в среднем равен около 0,8 см. Насечка ручная, нанесена неровно.

    В зависимости от назначения и обработки рабочих частей железные изделия, изготовленные кузнецами, делятся на две группы: качественные и некачественные. Б. А. Колчин указывает, что «качественные изделия — это такие изделия, к рабочей части которых, кроме формы, предъявляются еше высокие в том или ином случае механические требования»16. К ним относятся: из орудий труда — серпы, ножницы, топоры, тесла, ножи и др.; из оружия—мечи и копья; из инструмента — зубила, напильники, пилы, долота и т. д.; из домашней утвари — кресала. Остальные изделия относятся к группе некачественных. Для них важна форма и обычные механические свойства железа.

    Для того, чтобы придать остролезвниным качественным изделиям максимальную твердость, вязкость клинка, возможность восстановления затупленного лезвия, на их железную основу Должна была навариваться отдельная полоса, а затем они подвергались термической обработке. Но для более точного ответа на поставленный вопрос перечисленные изделия необходимо подвергнуть структурному анализу, что позволит изучить технологию их изготовления.

    С помощью вышеописанного инструментария городские кузнецы изготовляли большое количество различных железных орудий и предметов: сельскохозяйственные орудия, инструменты для ремесленников, бытовые предметы, оружие, доспехи, сбрую и др.

    Сельскохозяйственные орудия в Орхее представлены целыми железными серпами (рис. 19) и отдельными обломками рукояток и клинков. Названные серпы, так же как и серпы этого времени из Сучавы17, по своей форме наиболее близки к киевскому типу древнерусских серпов X—XIII вв., описанных В. П. Левашовой18. У них довольно значительная крутизна изгиба лезвия, высота дуги лезвия по отношению к ее основанию составляет в среднем не более 1/3, а положение вершины дуги лезвия находится напротив 1/2 длины основания, начиная от клинка. Это означает, что коэффициент полезного действия указанных серпов был невысок, что они далеки от совершенства, затрачиваемое при работе с ними усилие неравномерно и работать с ними очень трудно. Основные размеры серпов даны в таблице. У некоторых серпов зубчатое лезвие. Это означает, что при работе серп не только срезал, но и «пилил» стебли19.



    Рис. 19. Железные серпы

    Видимо, здесь определенную роль мог сыграть тот факт, что земледелие в хозяйстве молдаван в рассматриваемое время не являлось ведущей отраслью хозяйства, уступая животноводсту. Выделенные под зерновые культуры пахотные участки были, видимо, невелики. В силу этого эффективности орудий уборки, в том числе и серпов, могло не уделяться достаточно внимания.

    Место находки Длина основания (АВ) Высота дуги лезвия (С) Высота дуги лезвия по отн. к основанию основанию AB/C
    Соор.20 33.6(17) 12 2/3 1/2
    Р.ХХIII 32,5(20.5) 12,3 1/3 2/3
    Р.ХХIII 29 (12,5) 11,5 1/3 1/2
    Жил. 27 29 (14) 9,4 1/3 1/2
    Жил. 32 27,5(12.5) 8,2 1/3 1/2
    Coop. 18 24 (13) 6,8 1/4 1/2
    Р. VIII 26 (12,8) 9,2 1/3 1/2

    Помимо серпов из сельскохозяйственных орудий в Старом Орхее известны заступы с деревянной основой, на которую одевался железный наконечник (рис. 20/3). Эти наконечники являлись также кузнечными изделиями. Орхейский наконечник имеет форму подковы, по его внутреннему краю наварена узкая полоса, вследствие чего железная оковка в разрезе получила форму острого угла, между сторонами которого крепилась деревянная основа заступа. Длина оковки 16 см, ширина рабочей ее полосы 4,5 см. В рассматриваемый период железные оковки заступов широко применялись не только в городах Молдавии, но и в селах20 , они известны также в Васлуе и Сучаве21.

    Из промысловых орудий в Орхее часто встречаются рыболовные крючки, также являвшиеся кузнечными изделиями. Крючки делятся на два типа. Первый тип — крючки с лопаточкой и зубном. У них противоположный зубцу конец расплющен в виде лопаточки. Стержень крючка круглый или прямоугольный (рис. 20/5—7). Второй тип — железные крючки с зубцом и петелькой для лески вместо лопаточки (рис. 20/4—8). Длина крючков от 5 до 9 см.

    Оружие ближнего боя представлено обломком меча и копья. От меча сохранился обломок верхней его половины — часть черенка и клинка общем длиной 34,5 см, шириной 4,5 см. Меч двухлезвийный, в сечении имеет форму вытянутой овальной линзы с острыми концами (рис. 20/1).

    Копье втульчатое извилистой формы с небольшим расширением в нижней трети. Сечение этой части копья ромбовидное с четко прослеживающимися гранями. Втулка конусовидной формы, на ее внешней стороне небольшая продолговатая петля для подвешивания. Длина копья —40 см, ширина пера — 4 см, диаметр втулки—3 см (рис. 20/2).

    Оружие дальнего боя представлено железными наконечниками стрел. По форме насада все железные наконечники стрел из Орхея делятся на две группы: втульчатые и черешковые.

    Группа втульчатых стрел представлена двумя наконечниками с острием в виде равнобедренного треугольника (рис. 21/1—2). Два острых шипа обращены в сторону втулки, в сечении — линза. Подобного вида наконечники стрел найдены в Сучаве22, Байе23, Шкейе24. Они вошли в научный оборот под названием двушипных.

    Группа черешковых более многочисленна. Она включает две подгруппы: плоские и граненые. Подгруппа плоских стрел делится на несколько типов: 1) ромбовидные, выпукло-вогнутые с расширением ромба с длинными, слегка выпуклыми сторонами и короткими вогнутыми плечиками с расширением в нижней части острия. Все они имеют упор и короткую шейку. В сечении — линза. Черешок в сечении граненый (рис. 21/3—6); 2) остролистные с наибольшим расширением в нижней части острия у черешка. В сечении — линза. Черешок граненый, с упором (рис. 21/7); 3) лавролнетные с наибольшим расширением в средней части острия. Острие у черешка имеет шейку, которая одновременно служит упором (рис. 21/8); 4) срезки с острием в виде прямоугольной лопаточки с упором, в сечении — линза. Черешок круглый (рис. 21/9).



    Рис. 20% Предметы вооружения и орудия труда:
    1 — обломок меча: 2 — копье; 3 — железная оковка лопаты; 4—8 — рыболовные крючки




    Puc. 21. Наконечники стрел:
    1-2 - втульчатые; 3—13 — черешковые

    Подгруппа граненых стрел представлена одним типом - пирамидальным, робмического сечения с перехватом у основания острия. Узкая головка в виде небольшой пирамиды служит острием, а основание отделяется от черешка резким перехватом с очень замысловатыми формами, все с упором для древка (рис. 21/10 - 12).



    Рис. 22. Предметы ухода и снаряжения коня:
    1, 5 — скребница; 2—4, 6 — удила; 7 — путы; 8 — псалий

    Защитное вооружение представлено лишь оплавленным фрагментом железной кольчуги.

    Изделия кузнечного ремесла включают также предметы снаряжения коня и всадника. Наиболее часто встречаются удила, которые являются составной частью уздечки. Все они, как правило» состоят из двух колец и двух звеньев. Они изготовлены из дрота крупного или четырехгранного сечения. Кольца диаметром 4 5 см удерживают удила во рту лошади без помощи псалий. Длина звеньев удил достигает от 7,5 до 10 см. Эта разновидность удил относится к 1 типу по классификации А. Ф. Медведева25.

    В Старом Орхее найден единственный фрагмент псалий. Он изготовлен из тонкого железного стержня. Псалий прямой и снабжен концевыми шишечками и срединной кольцеобразной скобой (рис. 22/8). Псалий подобного типа относится к удилам II типа по классификации Н, А. Кирпичникова, где псалий и подводное кольцо сливаются воедино, вследствие чего вместо двойных петель грызла возникли одинарные26.

    Подковы обычной формы с наибольшей шириной от 2,5 см до 4,5 см с шипами на концах. В них сделаны от 4 до 6 отверстий для гвоздей, по 2—3 на каждую половину.

    В Старом Орхее найдено несколько обломков и один целый экземпляр скребницы для чистки лошадей (рис. 22/1,5). Все они относятся к типу полутрубчатых с двойной гребенкой с зубчиками как у пилы. К целой скребнице сверху была прикреплена железная ручка в виде двузубца и закреплена в специальные круглые петли, прикованные сверху к спине скребницы. Ручка заканчивается небольшим колечком для подвешивания. Длина скребницы - 12,8 см.

    В одном из хозяйственных сооружений найдены, пока в единственном экземпляре, железные путы для стреножения лошадей (рис. 22/7). По форме и назначению они обычны. Состоят нз замка, цепи, из 5 звеньев и браслета, повторяя путы, опубликованные Б. А. Колчиным57. Однако закрепляются данные путы не при помощи пружины замка, а вводом петли в звено цепи. Общая длина пут — 55 см. Длина цепи — 32 см.

    Среди предметов снаряжения всадника следует отметить тaкжe находки железных шпор. Для рассматриваемого времени характерны главным образом шпоры с репейкой или зубчатым колесиком (рис. 23), широко распространенные в Восточной и Западной Европе. Скобы шпор изготовлены преимущественно из круглого и прямоугольного дрота или из пластины, иногда украшенной на внешней части углублениями. Концы скобы сплющены. В них проделаны одно или два отверстия для крепления к обуви всадника. От центра дуги скобы отходит стержень с раздвоенным концом, куда вставлялось шести или восьмиконечное зубчатое колесико - «репейка» или «звездочка».



    Рис. 23. Снаряжение всадника:
    1, 3 - шпоры; 2, 4 - 8 - шпоры


    Рис. 24. Пластинчатые ножи


    Рис. 25. Пластинчатые ножи

    В Старом Орхее широко представлен универсальный инструментарий. К нему следует отнести ножи» ножницы, шилья и иглы. Наиболее распространенным видом универсального инструментария, так же как и в сельских поселениях, являются ножи. В настоящее время известно более 90 железных ножей. По форме рукоятки они делятся на две группы: пластинчатые и черешковые. Пластинчатые ножи в свою очередь следует подразделить на две подгруппы: А) ножи, изготовленные из цельной железной пластины с лезвием и рукояткой одинаковой ширины (рис. 24); б) ножи с пластинчатой рукояткой, которая уже лезвия или сужается в месте перехода рукоятки в лезвие (рис. 25).

    Пластинчатые ножи первой подгруппы довольно длинные от 14 до 18 см. Ножи второй подгруппы тоже длинные от 12 до 17 см. Все эти ножи к краю сужаются. Пластинчатые ножи, на наш взгляд, следует отнести к типу столовых. На рукоятках пластинчатых ножей находились отверстия для медных заклепок, которыми с двух сторон скреплялись костяные или деревянные половники рукоятки ножа.

    Черенковые ножи различны по размерам от 10 до 16 см. Это, видимо, кухонные ножи, черенки которых вставлялись в круглые деревянные рукоятки. Особо следует отметить один из черенковых ножей, имеющий круглое навершие на конце черенка. В другом случае черенок в месте перехода в лезвие заканчивается утолщением — упором.

    Ножницы из Старого Орхея относятся к типу шарнирных. Их длина от 11 до 14 см. По форме ручек ножницы делятся на два типа: в виде загнутых колец и в виде сплошных сваренных округлых колец (рис. 26/1).

    Шилья известны двух типов: прямые, круглые в сечении, длиной до 10 см; с витой рукояткой, видимо, обмотанной тканью, загнутой в несомкнутое кольцо и с заостренным рабочим концом, длиной около 7 см. Это, видимо, шорное или сапожное шило.

    Иглы, судя по назначению, были двух типов:

    а) швейные для сшивания тканей. По форме и конструкции они не отличаются от современных и представляют собой круглые в сечении стерженьки, заостренные на одном конце и имеющие ушко на другом (рис. 26/4—5). Возле ушка находился желобок для нити. Длина иголок от 4,5 см и более.

    б) сапожные или шорные. У них диаметр ушка более крупный. Ушко паходится на сплющенном конце стержня (рис. 26/6— 7). Их длина достигает более 10 см.

    Хозяйственный и домашний инвентарь жителей Орхея многочисленен. Он состоит из различных кузнечно-слесарных изделий, таких как замки, ключи, кресала, подсвечники, железные скребки, крюки, сковороды, ложки, запоры, цепи, дверные пробои, крепежные скребки, пряжки, кольца, шипы, подковы, кочерги, лужки и ушки ведер. Остановимся на наиболее важных из них.



    Рис. 26. Бытовой инвентарь:
    1 - шарнирные ножницы; 2—3 — железные шилья; 4—7 - железные иглы; 8-12 - замки

    Замки, висячие или навесные, представлены двумя основными типами.

    1. Замки прямоугольной формы. По классификации, данной 5. Л. Выбаковым для древнерусских замков, они относятся к третьей группе28, то есть они отпирались ключом, имеющим бородку. Такой вариант описан Б. А. Колчиным. У них дужка закреплена одним концом на оси в конусе замка, а другим концом запирается засовом-защелкой, подобно современным29 (рис. 26/8, 11—12).

    Ключей от замков названного типа, с бородкой, найдено около десятка. Бородки бывают конические и фигурные различных форм.

    2. Второй тип замков относится к типу цилиндрических, вдвижных, пружинных. По своим конструктивным особенностям пружинные замки из Старого Орхея подразделяются на три подтипа:

    а) Замки общей прямоугольной формы, аналогичные древнерусским замкам типа Б, по классификации Б. А. Колчина, состоят из овального или прямоугольного конуса. На его концах припаяны под углом два выступа с отверстиями на концах, в которые проходит свободный стержень дужки. Дужка П-образной формы. На одном ее стержне пружинный механизм. С его помощью она вставляется в корпус замка и запирается. Другим свободным стержнем дужка, проходя через отверстие в одном выступе, входит своим концом в другой выступ, замыкая тем самым замок. Чтобы отпереть такой замок, нужно ввести ключ в дно корпуса, сжать пружины и вынуть дужку30. Рассматриваемая разновидность замков отпиралась прямыми фигурными ключами для отверстий, расположенных в конце цилиндра, также найденными на городище (рис. 26/9).

    б) Следующий подтип пружинных замков соответствует типу В по классификации Б. А. Колчина31. Он состоял из двух цилиндров: большого для пружинного механизма и малого для свободного конца дужки, разделенных промежуточной пружиной, к которой припаивались цилиндры32. Найдены и ключи к этим замкам с фигурным коленом — концом (рис. 26/10).

    в) Третий подтип замков также относится к типу пружинных, по у него специальное назначение — это замок от конских пут. По форме он аналогичен замкам типа Д по классификации Б. А. Колчина. Он состоит из цилиндрического корпуса, большой Дужки и пружинного устройства. В противоположном от пружинного устройства конце находится небольшое полуовальное отверстие. В Орхее найдены как целые замки, так и отдельные пружинные устройства к ним. Более того, в кладовой 1 обнаружены путы целиком с цепью и замком (рис, 22/7).

    Приспособлением для высекания огня у жителей Старого Орхея было железное кресало. Кресала главным образом индивидуальных форм. На них наносились украшения. Встречаются и кресала, близкие по форме к калачевидным (рис. 27/1—2).



    Рис. 27. Бытовой инвентарь

    Подсвечники представляли собой четырехугольные или витые стержни, согнутые под прямым углом, завершающиеся втулкой для вставки свечи (рис. 27/9—12). Высота втулки достигает 4 см, длина стержня — 7,8 см. Последний, видимо, вбивался в деревянную стенку.

    Особо следует отметить находку в Старом Орхее, в кладовой 1, железной кованой сковородки с цельной ручкой. Сковорода» круглая в плане, диаметром 14 см, с невысокими (4 см), сужающимися слегка ко дну бортиками. К верхнему краю бортика прикована ручка из железной полосы длиной 15 см.

    В слое Старого Орхея найдены железные скребки в виде прямоугольной лопаточки с витой ручкой, завершающейся загнутым концом. В него вставлено кольцо для подвешивания. Длина скребка—16 см, размеры лопаточки 4,5X4,4 см. Упомянутые скребки широко использовались в быту.

    Частой находкой в городах, как и на сельских поселениях Молдавии34, является один из наиболее распространенных музыкальных инструментов в эпоху средневековья — варган. На этой территории они известны с IX—X вв.35 и до настоящего времени. Варганы представляют круглую по форме подковку, концы которой переходят в два параллельных, ромбовидных в сечении стержня (рис. 27/3—8). Расстояние между концами 0,3—0,5 см. К дужке приковывался Г-образный пластинчатый стальной язычок, который к концу округлялся в сечении и утолшался. Диаметр дужки 1,5—3 см, длина варгана — 4,5—6 см.

    Итак, перечень кузнечных изделий из Старого Орхея весьма разнообразен, он включает до 60 разновидностей железных орудий, инструментария и бытовых изделий. Однако у нас нет никаких оснований для утверждения, что все перечисленные изделия местного изготовления. Как явствует из источников рассматриваемого времени, многие орудия из железа и стали ввозились из-за границы. Так, в привилее львовским купцам 1408 г. отмечен ввоз оружия и взимаемая пошлина «от корда и от меча»36; лривилей от 1456 г. добавляет ножи и косы37. В привилее Стефана III, выданном львовским купцам 3 июля 1460 г., среди ремесленных изделий, ввозимых из Львова, упоминаются не только мечи и косы, но также и «серпы... плужнаа желиза корди, мечи...»38.

    Железные и стальные ремесленные изделия попадали в Молдавию также из Трансильвании. Из Брашова ввозились железо, сталь, оружие и военное снаряжение39. В письме от 18 февраля Н76 г. к шолтузу Брашова Стефан III просит его не препятствовать мастеру Михаилу «аби пришел до нас с мечи и оръжие, аби нам били на погане»40. В таможенной описи Брашова 1503 г. отмечено, что молдавскими купцами за этот год отсюда вывезено помимо других товаров также 25327 ножей, 5000 сабель и кинжалов, 200 замков41. Приведенные данные свидетельствуют, *то значительное число железных и стальных орудий, изделий и Ружия ввозилось в Молдавию, так как местные кузнецы и оружейники не могли удовлетворить спроса населения на перечисленные изделия.

    Источники содержат сведения и о том, что и в молдавских городах были свои оружейники. В грамоте от 8 марта 1442 г. упомянут Татул мечник (сабельник)42, а от 30 июня 1519 г. назван Андрейка Кордар, основатель села Кордарень43. Как видим, ремесленники, специализировавшиеся только на производстве мечей и сабель, в докумептах рассматриваемого времени назывались мечниками или кордарямн.

    О ремесленнике, изготовлявшем боевые луки, свидетельствует погребение в Сучаве. На надгробной плите сохранилась надпись с именем мастера Петра-лучника, убитого татарами в 1513 г.44. К этому добавим также, что в северо-западном углу староорхейской крепости открыты остатки мастерской костореза-лучника45.

    Таким образом, данные письменных источников и археологии подтверждают выделение в молдавских городах оружейного ремесла и ряда специализированных ремесел, представленных сабельниками, мечниками и лучинками. Как узко специализированные ремесленники в исследуемый период, видимо, лучники были известны и в Старом Орхее.

    Возвращаясь к вопросу о кузнечном деле в Старом Орхее, отметим, что находки остатков кузницы и орудий кузнеца (молотка, клещей, зубила, напильника) позволяют сделать вывод о развитии здесь этого ремесла с применением следующих технологических операций: свободной кузнечной ковки, "термохимической обработки (цементация), обработки металла, холодной резки и опиловки железа. Что же касается перечисленных выше железных изделий кузнечного производства, то нет никаких оснований для утверждения, что они изготовлены в Орхее. Можно лишь говорить, что они являются изделиями городских мастеров, но не обязательно орхекских.

    В рассматриваемое время как отрасль ремесла развивалась и обработка цветных металлов (серебра, золота, меди, бронзы). Об этом свидетельствуют прежде всего письменные источники. В 80-х гг.XV в. известны Антон-златарь, Станчу-аурарь и Мартин-Венде—златарь из Молдавии46.

    Существование названной отрасли ремесленного производства подтверждают и данные археологии. Близ Сучавской крепости, возле двухкамерного сооружения второй половины XV в., найдены железная льячка, долото, куски цветного металла47. В Сучаве открыты остатки мастерской с обломками литейных форм, специализировавшейся в основном на производстве мелких изделий из серебра и меди (пуговиц, колец, пряжек, перстней)48.

    В Старом Орхее получены более значительные, нежели в Сучаве, материалы, позволяющие в определенной мере дать характеристику ювелирного дела изучаемого периода. К ним следует отнести отходы производства (куски шлаков), очень редкие инструменты и чаще всего встречающиеся медные или бронзовые изделия, а также обломки медных и бронзовых пластин. Исследование перечисленных материалов позволяет установить приемы ремесла, при помощи которых названные изделия изготовлены.

    Одним из наиболее сложных и трудоемких приемов ювелирного ремесла было литье. О литье в Орхее свидетельствуют прежде всего находки медного шлака и обломки тигля. Тигель из глины имел обычную остродонную вытянутую форму, приближающуюся к перевернутому конусу. Степки у него почти прямые, несколько сужающиеся у устья, а нижняя часть закруглена (рис. 31/5). Высота тигля — 5 см, диаметр — устья — 4,5 см, толщина стеиок — 0,3 см.

    Способом литья изготовлены два бронзовых49 миниатюрных сосудика. Первый из них в форме приземистого усеченного перевернутого конуса с деформированной треснувшей верхней частью найден в кладовой 1 (рис. 28/2—3). Под устьем нанесены две тонкие врезные линии. Высота сосудика —1,9 см. Второй сосудик обнаружен в жилище 34. Он приземистый в сечении, трапециевидной формы, сужающийся ко дну. Под устьем его стенки более чем наполовину тоньше, образуют паз для надевания на нею крышки. Высота сосудика—1,7 см. Результатом медного литья является находка шести миниатюрных фигурных накладок крепежного характера. Их длина — 2,2 см, лицевая сторона округлая, а обратная — плоская. Концы их оформлены в виде полусфер. Их центральную часть занимают три, расположенных параллельно друг другу, овальных выступа, завершающиеся пластинками в виде заклепок для крепления.

    Находки изделий из медной и реже серебряной проволоки подтверждают развитие в рассматриваемое время техники волочения. Из проволоки изготовлялись серьги, булавки, щетки. Представляет интерес найденный в сооружении 4 фрагмент металлической щетки на кожаной основе, состоящей из множества бронзовых проволочек. Длина проволочек—1 см (рис. 28/1).

    Большинство ювелирных изделий изготовлено из листовой меди, которую получали способом ковки. При этом основными инструментами были молоток и наковальня. Медные и бронзовые расплющенные пластины использовались для изготовления бытовых предметов военного снаряжения, деталей костюма, украшений и т. д., имевших как гладкую, так и рельефную поверхность.

    Ювелирные изделия ковали с помощью специальных небольших ювелирных молоточков. Такой молоточек найден в Старом Орхее. Он удлиненной формы, гораздо тоньше обычных. Одна его половина, в том числе и боек, шестигранной формы, другая с задком — прямоугольпой (рис. 28/4). Втулка его небольшая, квадратная. Это позволяет предположить, что молоточек использовался для мелких ювелирных работ. Длина молоточка — 7.5 см.

    Среди изделий из расплющенных медных и бронзовых пластин наиболее часто находят фрагменты металлических тонкостенных сосудов. Они выполнены, как правило, нз листовой бронзы или меди с откинутым и загнутым к стенке венчиком. Он состоит как бы из двойной пластины. Иногда сосуды покрыты оловянной полудой. В некоторых случаях в местах, подвергнутых ремонту, сохранились дополнительные пластины, прикрепленные к основной стенке сосуда медными заклепками.



    Рис. 28. Изделия из меди и железа:
    1 — фрагмент щетки; 2—3 — медные сосудики; 4 - железный ювелирный молоток 5—14 — медные фигурные накладки

    Из тонкого бронзового листа изготовлялись и дуршлаги. Фрагмент одного из них найден в Орхее. На нем отверстия проделаны острым предметом, видимо, бородком, изнутри наружу. Они располагались концентрическими кругами, диаметр отверстия Достигал 0,4—0,5 см.

    Среди орхейских материалов известны накладки, оковки или фигурные пластины нз листовой меди и бронзы с гладкой поверхностью. По форме они делятся на круглые и прямоугольные. Круглые накладки обнаружены двух разновидностей:

    а) просто плоские с загнутыми вовнутрь под прямым углом краями, напоминающие миниатюрную миску. На краях накладки проделаны два диаметрально расположенных отверстия (рис. 28/5). В одном случае в отверстии сохранилась заклепка для крепления. Диаметр накладки — 2,4 см;

    б) накладки круглой формы из плоской медной пластины. Ее края также загнуты вовнутрь под прямым углом. В центре этого вида накладок находится круглое отверстие, подчеркнутое врезной линией (рис. 28/6). По краям накладок пробиты три симметрично расположенных отверстия. Иногда встречается два отверстия для крепления. Диаметр накладки от 4 до 4,4 см.

    Прямоугольные накладки также различны:

    а) цельные, прямоугольно-вытянутой формы, размерами 4,2Х 1,3 см, с отверстиями по краям или же подпрямоугольной формы, размерами 4,8X2 см, с одной наостреппой стороной, в верхней части которой пробиты четыре неравномерно расположенных отверстия;

    б) прямоугольная ажурная накладка с вырезанным внутри М-образным вырезом. По углам накладки пробиты отверстия (рис. 28/7). Размеры накладки 5,ЗХ4,6 см. Размеры внутренней рамки с М-образным вырезом 3,5X3 см.

    Отметим также прямоугольную накладку из листовой меди и бронзы с четырьмя отверстиями по углам. Ее лицевая часть по горизонтали разделена на две половины. Нижняя — без узора, гладкая, с двумя полукруглыми вырезами, а верхняя часть оформлена при помощи резца гравированным растительным узором в сочетании с гладкими полосами. Орнаментированная часть, вплоть до нижних вырезов — полуовалов, обрамлена по краю полосой шириной — 0,5 см. Размеры накладки 5,5X5,0 см (рис. 28/12).

    Необходимо упомянуть также фрагмент, видимо, прямоугольной пластинчатой накладки нз тонкой листовой меди с четырьмя отверстиями, ыа верхней части которого нанесен орнамент в виде двух параллельных линий на расстоянии друг от друга в 1,3 см из вытянутых точек. Орнамент, вероятнее всего, наносился на обратной стороне зубчатым колесиком, вдавления которого, в расчете на тонкость листа, выступили на лицевой стороне в виде рядов точечных выступов (рис. 28/10).

    Обычные находки ювелирных изделий в Орхее — мелкие детали костюма. Среди них отметим прежде всего находки пуговиц. По форме они представляют собой два вида: обычные сферические и пластинчатые. Первые из них шаровидной формы, с гладкой поверхностью и горизонтальным швом, свидетельствующим о том, что луговины состояли из двух тисненных половинок, вырезанных при помощи заостренного по краю штампа — пуансона60. К верхней части пуговицы припаяно вертикальное проволочное ушко овальной формы. Второй тип пуговиц состоит из медной кованой пластинки круглой формы с отверстиями в центре. К нему с тыльной стороны прикреплена петелька из про. волоки. Диаметр пуговицы — 1,8X1,6 см.

    Наиболее распространенным техническим приемом при изготовлении деталей костюма, и частности накладных бляшек, было тиснение с применением специальных штампов и матриц, а так. же мягких подушек, видимо, из вара, свинца и смолы51.

    Тисненные накладные бляшки по форме можно разделить на три вида: круглые, прямоугольные и квадратные.

    К первым следует отнести почти полностью сохранившуюся бляшку, выполненную из очень тонкой пластины с растительным орнаментом в виде цветка. Диаметр накладки 2 см.

    Прямоугольные бляшки обнаружены двух разновидностей:

    а) тонкие, накладные из тонкой серебряной пластины. На лицевой стороне оттиск стилизованного растительного орнамента. Размеры 3,5X1,5 см (рис. 28/9).

    б) с рельефной поверхностью из бронзовой пластинки с продольными краями в виде зубчатой или зигзагообразной линии, а поперечные края слегка округлены. Внутри накладки также рельефно оттиснуты две зубчатые линии, параллельные продольным краям, а в середине — зигзагообразная линия из выпуклых точек. У продольных коротких краев бляшки пробиты два отверстия. Размеры накладок от 2,7 до 2,9 см на 1—1,3 см (рис. 28/13).

    Квадратные бляшки двух разновидностей:

    а) в виде четырех расположенных по диагонали лепестков. В центре вписан круг диаметром I см. В нем находятся две вертикальные прорези длиной 0,7 см (рис. 28/11).

    б) из бронзовой пластины. Не лицевая часть вогнута в центре и по углам видим круглые полусферические вдавления диаметром 0,6 см. От центрального углубления отходят крестообразно расположенные выпуклые линии. Боковые полусферические углубления окаймлены полукружьями из выпуклозернистых точек. Узор из таких же точек окаймляет все края бляшки. По углам бляшки пробиты отверстия для крепления к одежде. Размеры бляшки 2,9X2,9 см. Лицевая часть позолочена (рис. 28/14).

    Из предметов христианского культа в Старом Орхее в жилище 29 найдена привеска-иконка прямоугольной формы с отломленной петлей в верхней части, длина —4,1 см, ширина — около 4 см, толщина —1,5 см. Она изготовлена способом тиснения на топкой листовой меди. На лицевой стороне изображена поясней фигурка Христа, а на обратной стороне — Никита, избивающий плетью беса (рис. 29). Обе пластинки были прикреплепы к деревянной основе.



    Рис. 29. Предметы культа:
    1 — нательная иконка; 2 - костяной нательный крестик

    Следует отметить, что перечисленные нами на основе материальных данпых, ювелирные орудия и технические приемы далеко не исчерпаны. Применяя упомянутые технические приемы, привлекали и другие орудия, которые в Орхее не найдены, но без которых мастер-ювелир не мог обойтись. Так, чтобы отрубить кусок пластины и проволоки, нужны были зубила, чтобы проделать мелкие отверстия, отремонтировать бородки, удалить швы и заусеницы, необходимы напильники, для шлифовки и полировки изделий применяли камни разной твердости и т. д.

    Итак, из технологических операций в ювелирном деле в Старом Орхее применяли литье и ковку листовой меди или бронзы. Перечень же ювелирных изделий свидетельствует о том, что городские ювелиры Молдавии практиковали такие технические приемы, как волочение серебряной проволоки, паяние, резьбу по цветному металлу, штамповку, тиснение и золочение.

    Способ обработки дерева и камня па территории Молдавского княжества известен издавна. Однако, пожалуй, только в рассматриваемое время названные отрасли, которым до этого был присущ характер домашнего производства, достигли уровня ремесел. Об этом свидетельствуют сохранившиеся частично или целиком до настоящего времени сооружения, представляющие гражданское, военное и культурное зодчество: деревянные жилища горожан, деревянные и каменные господарские дворы в городах, оборонительные деревянно-земляные укрепления, крепости, монастыри, церкви.

    Названные сооружения построили квалифицированные специалисты — плотники и др. В первой половине исследуемого периода сохранились остатки деревянных жилищ с погребами в Сучаве, жилищ в Пятре, Васлуе, церкви монастырей Молдовица и Хумор52. Сучавская крепость при Александре Добром была перестроена53.

    В Днестровско-Прутском междуречье в рассматриваемое время была перестроена Белгородская крепость54, а также сооружены первые описанные выше деревянные укрепления Старого Орхея.

    Особое развитие эти отрасли ремесла получили во 11 половине XV в. во время правления Стефана III, когда наблюдался значительный подъем не только культового, но и крепостного и гражданского зодчества. Хорошо известны памятники культового характера, строители которых создали во второй половине XV в. новые методы, применяемые при кладке сводов каменных зданий. Такой прием прослежен в церкви в Балинештах, Долхештах, Добровэц, церкви Луки Арборе и др. Высококвалифицированными строителями перестроены и достроены Сучавская и Нямецкая крепости, построена крепость Роман56.

    Мастерская каменщика (камнетеса) открыта в результате раскопок в Сучаве. В ней обнаружены остатки обработанного камня, а также камни, находившиеся в стадии обработки57.

    Широкое развитие в городах рассматриваемого времени получило строительство деревянных домов горожан, где требовалась высокая квалификация деревоотделочннков — плотников. Первое сведение об этой специальности относится к 1527 г. Речь идет об Яноше-плотнике (tischler), который в названное время был шолтузом города Сучавы58.

    Значительный подъем гражданского и крепостного зодчества происходил и в Днестровско-Прутском междуречье. Так, в 1476 г. сооружена крепостная каменная степа в Белгороде. В 1479 г. «22 июня начашася зидати град Келий и съвърши ся того же лета 16 июля» говорится в анонимной молдавской летописи59. Столь быстрому завершению работ способствовало участие в строительстве 800 мастеров каменщиков вместе с 17000 подручных60. Дополнительные укрепления были сделаны и в Хотинской крепости.

    Квалифицированные строители — каменщики возвели в 1466— 1470 гг. каменную крепость и дворец пыркалаба в Старом Орхее. Крепость представляла собой довольно сложное сооружение оборонительного характера с круглыми башнями на углах и полукруглыми в середине боковых куртин. При въезде стояла надвратная башня с полукруглыми пилонами ворот61, а северная стена, со стороны обрыва над Реутом, была укреплена двумя контрфорсами. Высокой квалификации мастеров требовало и строительство дворца пыркалаба, сооруженного из кирпича на высоком сырцовом цоколе. Вход —в средней части фасада. По углам — круглые декоративные кирпичные башенки. Среднюю часть дворца занимал большой бассейн для воды, выложенный каменными плитами. На окнах и дверях были наличники из фигурных кирпичей разнообразных форм62.

    В связи со строительством каменных зданий в отдельную отрасль ремесла сформировалось и выделилось изготовление извести — основной компонент раствора при строительстве. Известь получали путем выжига известняка в специальных печах. Подобные печи открыты и в Старом Орхее. Они имели форму перевернутого усеченного конуса с выступом в средней части сужающихся книзу стен. Верхний диаметр печн достигал 400—450 см, глубина— более 2 м. К устью печи примыкала предтопочная яма размерами 340X270 см, из нее пачь топили. Выступ в центральной части стен по кругу служил основой для куполообразной укладки крупных известняковых камней, предназначенных для обжига.

    Гражданское зодчество в Старом Орхее представлено остатками деревянной церкви на каменном цоколе и многочисленными жилыми и хозяйственными строениями, которые возводились квалифицированными специалистами по обработке дерева — плотниками. Они владели различными приемами при возведении деревянных сооружений: столбовая конструкция стен с последующей горизонтальной или вертикальной их обшивкой; срубная конструкция, в которой важную роль играл способ стыковки брусьев «в лапу», «в обло» и др.

    Помимо ремесленников деревоотделочников-плотников, результатом труда и показателем квалификации которых были культовые (деревянные церкви) и гражданские строения (жилища, погреба, хозяйственные сооружения) в рассматриваемое время обособился ряд ремесленных специальностей тоже по обработке дерева, но они обслуживали потребности горожан и местного рынка. Так можпо назвать плотницкое, бочарное, колесное и токарное по дереву дело. Это подтверждают находки инструментов для обработки соответствующих деревянных изделий, а иногда и самих изделий.



    Рис. 30. Орудия обработки дерева:
    1-2 — скобели; 3-4 - тесла; 5—8 - сверла;

    На развитие плотницкого дела указывает ряд инструментов, найденных при раскопках Старого Орхея: топоры, тесла, долота, скобели, сверла.

    Топоры можно отнести к типу шнроколезвийных (рис. 3/10). Их общая длина достигает 16 см, длина бойка —12 см, ширина лезвия — до 9 см. Обухи довольно массивны и прочны. Нижняя часть бойка оттянута лопастью в сторону рукоятки. Ширина лезвия по отношению к общей высоте бойка варьирует между 1/2 и единицей. Топор являлся универсальным орудием для рубки и тески дерева, он незаменим в плотницком деле.

    Другим необходимым плотницким орудием было тесло. Оно представляло собой измененную форму топора (рис. 30/3—4) и применялось для чернового изготовления выемок в деревянных изделиях — корытах, ковшах, ложках и т. д.63

    В Орхее найдены тесла двух видов: лроушные и втульчатые. Проушныс тесла больше по размерам, более массивны. Они употреблялись для тяжелых работ (рис. 30/3). Проушное тесло из Орхея имеет втулку, расположенную под углом но отношению к бойку, которое расширяется к лезвию. Длина тесла — 14 см, длина бойка— 10 см.

    Втульчатые тесла применялись при мелких работах. Они меньше по размерам и рассчитаны иа работу одной рукой с небольшим размахом инструмента. Трапециевидный боек постепенно переходит во втулку, куда вставлялась легкая коленчатая рукоять (рис. 30/4). Высота тесел 8—10,5 см, высота втулки 5,5—6,5 см.

    В плотницком деле для долбления в дереве пазов, ячеек, отверстий и т. д. лримепялиеь долота. В Орхее найден один экземпляр цельнометаллического долота, изготовленного из четырехугольного бруска, с лезвием на одном конце и обухом на другом. Обух расклепан от длительного применения. Высота долота — 6,3 см. Лезвие широкое, достигает 1,5 см.

    Для строгания бревен и тесин в плотницком деле применялись железные скобели. Скобель из Старого Орхея представляет собой большое ножевиднос лезвие с двумя поперечными ручками на концах (рис. 30/1—2). Лезвие клиновидное в сечении. Длина лезвия — 34 см, ширина его — 3 см.

    Широко распространены в деревообделочном ремесле в Орхее были железные сверла, при помоши которых изготовлялись круглые, чистые отверстия в деревянных конструкциях. Сверла можно разделить на два типа: перовидные и спиральные.

    Перовндиые сверла — напарья использовались в тех случаях, когда нужно было проделать большие отверстия. Орхейское сверло длиной 30,5 см выковано из железного стержня. Верхняя его часть прямоугольна, а верхний конец загнут под прямым углом, видимо, для крепления к ручке. Остальная часть стержня квадратная в сечении толщиной 1,4 см. Рабочая часть сверла состоит из пера длиной 3,5 см, шириной 2 см (рис. 30/7). Два аналогичных сверла найдены в Захарештском кладе XVI в., обнаруженном в Сучавской области64.

    Особо следует отметить находку перьевого сверла более значительных размеров. К сожалению, оно сохранилось лишь частично, у рукоятки отсутствует конец. Сверло состоит из круглого в сечении стержня, который в месте перехода в сверло уплощен на протяжении 3 см, а затем переходит в сверло иволистной формы. Тыльная сторона пера плоская, а верхняя — вогнутая с несколько выступающими краями. Общая длина сверла — 49 см, длина пера — 13 см, ширина — 3,5 см. Судя но ширине пера, оно применялось для сверления больших отверстий.

    Спиральные сверла (сверели, буравы) изготовлены тоже из железного стержня, прямоугольные или округлые. Их верхний конец завершается петлеобразной проушиной для деревянной, горизонтально вставляемой рукоятки (рис. 31/5—6,8). Иногда верхний край загнут под углом. Длина сверл достигает 15—20 см.

    В деревообделочном ремесле в рассматриваемое время широко применялись молотки — гвоздодеры, которые по форме не отличаются от современных. Они представляют собой вогнутое в сторону железной рукоятки тело молотка. Оно* на одном конце завершается бойком для забивания гвоздей, на другом — плоскими раздвоенными губами для вытягивания гвоздей (рис. 30/9). Железный черепок гвоздодера был целым или же вклепывался неподвижно в головку. Общая длина гвоздодера достигает 22 см, длина молотка — от 6,5 до 9,5 см.

    В рассматриваемое время из деревообделочного выделилось в специализированное ремесло — бочарное дело. Это подтверждают находки, применяемых при изготовлении деревянных клепок для бочки, о чем, в частности, свидетельствует находка железной уторной пилки. Последняя представляет собой специализированный инструмент для изготовления уторов-пазов в клепках бочек для вставки днищ65. Уторная пилка, или уторник, состоит из цельновыковаиного черенка, завершающегося прямоугольной пластиной — лопаточкой с пятью зубцами на рабочем конце (рис. 31/1). Лезвие пилки вырезает уторы в клепках. Длина уторника — 9 см. Дополнительным доказательством развития бочарного дела служат находки двух обгорелых днищ деревянных бочек на полу погреба 1 в Орхее. В юго-восточном углу погреба были обнаружены обугленные прутья, возможно, ивовые, из которых могли изготовляться обручи, подгонявшиеся плотно друг к другу и к днищу деревянные клепки бочки. Помимо бочек изготовляли различные кадки, деревянные ведра, железные дужки и ушки от которых найдены в слое Орхея.

    Присутствие колесников в городе подтверждает единственная в своем роде, сохранившаяся благодаря пожару находка, в кладовой 1 обугленного деревянного колеса от повозки. Оно довольно больших размеров (диаметром 135 см) и имело 14 спиц. Длина спиц достигала 50 см, толщина — 8 см. Толщина обода — 8—10 см, а внешней стороны ступицы — 30 см. Нет сомнения, что наиболее сложным являлось изготовление ступицы, для чего применяли токарный станок по дереву. Сначала «пластинным» способом66 топором обтесывали болванку, из которой затем на токарном станке обтачивали ступицу. Думается, таким же способом изготовлена, тоже пока найденная в единственном числе в другой кладовой, обугленная деревянная ложка. Сначала ее вытесали из чурки, а затем обточили на токарном станке. В плане ложка эллипсовидной формы с короткой, круглой в сечении ручкой, составляющей 1/3 длины ложки. В месте перехода ручки в ложку выточен небольшой фигурный упор. Длина ложки — 15,5 см, ширина — 4,8 см.



    Puc. 31. Изделия из железа, кости и глины

    Таким образом, находки из Старого Орхея позволили установить четыре обособленные специальности по обработке дерева— плотницкое, бондарное, колесное и токарное дело. Судя по всему, самый большой удельный пес в названной отрасли ремесла не только на территории Днестровско-Прутского междуречья, но и во всем княжестве в целом принадлежит плотницкому делу, обеспечивавшему строительство городских деревянных сооружений.

    Развитие кожевенного ремесла в молдавских городах обусловливалось постоянной обеспеченностью сырьем, ибо животноводство играло важнейшую роль в экономике страны. Дополнительное сырье давала охота. Письменные источники первой половины XV в. содержат мало сведений об отраслях кожевенного дела. Из документа 1434 г. узнаем о существовании ремесленников-шорников, изготовлявших упряжь в Бырладе67. К концу XIV—первой половины XV в. относятся первые упоминания о скорняках-меховщиках68.

    Со второй половины XV в. в кожевенной отрасли ремесла появляется ряд новых специальностей. В 1469 г. упомянут Иван, сын Якова-скорняка из Сучавы, а в 1467 г.— армяне Яков и Серкис — скорняки из Сучавы и Стефан-русин — специалист только по изготовлению кожи красного цвета, видимо, сафьяна, также из Сучавы. В первые годы XVI в. известен меховщик Георгий из Тротуша69. Ремесленникн-шорники, изготовлявшие из кожи различные изделия для упряжи (седла, уздечки, хомуты, вожжи, ремни и др.) упоминаются во второй половине XV в.— начале XVI в. В 1472 г. в Сучаве известен Иоан-ременник, в 1507 г. в Сирете — Андрей-ременник70. Известны также сапожники71, занимавшиеся в основном изготовлением кожаной обуви.

    Приведенные материалы показывают, что в городах Молдавии дифференциация кожевенного ремесла привела в рассматриваемое время к выделению по меньшей мерс шести специальностей — скорняков, меховщиков, сафьянщиков, сапожников, шорников, ременников.

    Кожевенное дело в Старом Орхее представлено основным орудием при раскрое кож — усьморезными ножами. Они встречаются на сельских72 и городских поселениях исследуемого периода, но появлепне названной формы ножей уходит в глубь веков73.

    Ножи обычной стандартной формы, кроме полулунного лезвия, устроенного с расчетом резания кожи движением от себя74. Они состояли чаще всего из витого, а иногда прямоугольного в сеченин черенка с загнутым в кольцо краем (рис. 31/6—8). В загнутый край вставлялось железное кольцо, служившее для подвешивания ножа.

    Общая длина ножей варьировала между 14 и 18,5 см, длина лезвия от 8 до 11 см. Упомянутым орудием пользовались не только сапожники, но также шорники и др.

    В рассматриваемое время недостатка металла не ощущалось и, как уже отмечалось, металлообработка достигла высокого уровня развития. Однако, невзирая на это, в быту горожан и крестьян широко применялись костяные изделия. Это объясняется тем, что кость дешевле металла и распространена повсеместно при развитии животноводства, как это было в Молдавии в названный период. Значительное количество сырья для косторезного дела давала также охота.

    В косторезном деле использовали в основном трубчатые кости, лопатки крупных домашних животных, трубчатые кости птиц, но чаще всего рога оленя. Источником для изучения косторезного дела служат материалы из раскопок Старого Орхея, представленные полуфабрикатами, а также целыми костяными изделиями и отдельными их фрагментами. Это целые шашки и их заготовки, нанерстный крест, рукоятки ножей, нглы, навершия, юрки, украшения, большое количество оленьих рогов со следами спила и среза и др. Этот материал позволяет изучить и определить основные ремесленные приемы, применявшиеся в косторезном деле и обработке кости.

    Кость и рог обладают различными свойствами, что учитывалось как при их обработке, так и при выборке материала для изготовления того или иного изделия. Кости, особенно трубчатые, отличаются твердостью и хрупкостью, для рога характерна вязкость и упругость. Сохранившиеся на изделиях и полуфабрикатах следы обработки позволяют установить, что кости рубили топором, резялн ножом, пилили, обрабатывали на токарном станке, сверлили и шлифовали.

    Чтобы получить цилиндрические предметы, кость пилили на цилиндрики. Плоские заготовки получали в результате продольного распила таким образом, чтобы на пластинах не оставалось следов губчатой ткани или же чтобы она оставалась на оборотной, но не лицевой стороне изделия. Это четко прослеживается особенно на заготовках рукояток ножен.

    В косторезном деле применяли и различные приемы художественной резьбы, такие как плоскорельефная гравировка и объемная резьба. Из полуфабрикатов, сохранивших следы обработки, можно отметить прежде всего трубчатые кости со следами ровного спила на одном из концов цилиндрика из рога как с удаленной, так и с неудаленной еще губчатой тканью, а также полуфабрикаты из рога со следами срезов, спилов» заглаживания поверхности, заострения конца пожо.м, следы попыток удаления губчатой ткани из рога.

    Среди изделий из кости и рога отметим прежде всего двурогую вилку со спиленным нижним утолщением, в котором сбоку находится вырез и просверлено отверстие. Такие вилочки на Руси назывались рогульками и, судя но этнографическим данным, употреблялись для плетения нешироких поясов илп тесьмы. На одном из рогов вилочки прослеживаются параллельные углубления — следы, оставленные трением шерстяных тканей. Подобные же следы от трения двигающихся нитей замечены на двух крайних концах поделки в виде плоской пластины длиной — 23 см, шириной — 2 см. В средней части на протяжении 2,5 см поделка сужается до 1 см. Следы ниток на поделке свидетельствуют об ее использовании в ткачестве при подготовке ниток к ткан ню. Видимо, по ней проходили нитки утка при наматывании их на цевку. Центральная, узкая ее часть приспособлена для удобства держания ее рукой, которая регулировала равномерное наматывание нити на цевку.

    В подготовке ниток к шитью использовались и юрки, также найденные в слое Старого Орхея. Юрки представляли собой полые цилиндрики, отрезки трубчатых костей с несколькими расположенными в ряд по стенке отверстиями, имеющими направленную в одну сторопу стертость. Они применялись при сновании основы для тканья.

    Юрки из Старого Орхея представлены целыми изделиями трубчатой кости в форме цилиндрика, высотой — 3,5—4 см, диаметром— около 1,7 см. На них просверлено по два отверстия (рис. 31/2—3). Это свидетельствует о том, что они использовались при тканье на двух подножках, когда сновало по две нитки сразу и благодаря отверстиям юрка, через который продевались нитки, последние ложились близко друг к другу, не скрещиваясь. Подобные юрки известны и из материалов сельских поселений Молдавии в XV—XVII вв.

    Из костяных изделий в Орхее чаше всего встречаются заготовки или целые пластинки от рукояток ножей. Их длина достигала до 10 см, ширина —2 см, толщина — 0,5—0,7 см. Половинки рукояток были или плоские, прямоугольные в сечении или полуовальные, когда внутренняя сторона, плоская, была гладкой, с заглаженной губчатой тканью, внешняя — полуовальная, хорошо заглаженная. Во всех пластинах проделано до 4—5 отверстий для медных трубчатых заклепок, прочно крепивших половинки рукояток к железной пластинчатой рукоятке ножа.

    Другим костяным изделием — орудием труда — являются иголки из тонких костей длиной от 8 до 10 см. Рабочий конец их хорошо заточен, отполирован. На противоположном плоском конце, отступая примерно на одну треть или чуть меньше проделано ушко. Костяные иглы применялись в основном для плетения сетей. В Орхее найдены также костяные шашки (рис. 31/9—ц). Они мало чем отличаются от современных и представляют собой костяные кружки, изготовленные из рога или лопаток крупного скота. Диаметр шашек— 3 см, толщина — 0,5—0,6 см. По двум найденным заготовкам для шашек в виде плоских квадратов из лопаток животных можно попытаться проследить процесс их изготовления. На упомянутых квадратиках циркулей* процарапан круг, диаметром в 3 см с точкой от ножки в центре. По такому рисунку из пластины вырезался кружок, а его края заглаживались.

    Представляет интерес обработка поверхности шашек плоскорельефной резьбой. По краю одной из шашек при помощи циркуля или подобного ему орудия выгравированы два концентрических круга. Далее, к центру вырезан сначала желобчатый круг шириной — 0,2 см, а затем выгравирован следующий узкий и неглубокий, как и два первых концентрических круга, и вновь глубокий широкий врезной кружок. А на центральном круглом выступе, в его середине, т. е. в центре шашки сохранилось углубление от ножки циркуля. Гравировка поверхностей шашек отличалась друг от друга тем, что вместо двух первых коцентрических кругов по краю наносился иногда только один, и тем, что между углубленными и широко врезанными кругами отсутствует третий тонкий круг.

    Гравировка в виде двух тонких концентрических кругов нанесена и на костяной пуговице из Орхея. Она круглой формы, диаметром 2,7 см, толщиной в центре —около 0,5 см. К краям пуговица утолщается, что придает сечению эллипсовидную форму. В центре пуговицы просверлено отверстие диаметром 0,5 см.

    С точки зрения характеристики орнамента заслуживает внимания плоская костяная поделка круглой формы диаметром 6 см, толщиной —0,2 см. В центре ее просверлено отверстие диаметром— 0,7 см. Обе поверхности и края поделки обработаны напильником и тщательно заглажены. Оборотная сторона ее гладкая, а на лицевой стороне выгравирован орнамент с помощью циркуля или подобного ему инструмента. По краю поделки циркулем прорезан круг. В середине, вокруг центрального отверстия, прорезаны три концентрических круга. На поле, между крайним кругом и первым из трех концентрических кругов середины нанесен «глазковый» орнамент из Ю двойных концентрических кругов с точкой посередине. Б. Л. Рыбаков отмечает, что так называемый «глазковый» орнамент наиболее часто встречается на костяных изделиях всех народов во все времена. Он состоял из круга с точкой посередине или из двух концентрических кругов, но опять-таки с точкой. Его наносили маленьким железным двузубцем, одна ножка которого ставилась на место точки, а другая описывала вокруг нее окружность.

    Аналогичная по характеру гравировка нанесена на одном из костяных наверший. Оно сделано на трубчатой полированной кости и имеет форму, близкую к цилиндрику с утолщением, вернее, расширенным концом. Высота — 3,8 см, диаметр утолщенного конца — 2 см, основной его части—1,8 см, толщина стен — 0,2—0,3 см. В утолщенной части просверлено друг против друга два сквозных отверстия, видимо, для крепительной медной заклепки. На поверхности поделки выгравирован прорезной орнамент, подобный вышеописатшому. Начиная с верхней утолщенной части, на поверхность нанесен резцом прорезной орнамент из четырех линий, под ним расположен пояс глазкового орнамента, состоявший из кружков с точкой в центре. Ниже вновь чередуются полосы из четырех линий (трижды) и полосы глазкового орнамента (дважды).

    Гравировка при помощи циркуля и резца выполнена и на поверхности небольшой бочопкообразноЛ костяной поделки высотой — 2 см, диаметром - 1,5 см. На одном из концов (условно назовем его верхним) панессны две врезные линии, ниже идет полоса из косых углубленных насечек, дающих в интервалах рельефные ромбики, а под ними расположены вновь две врезные кольцевые линии. В середине широкая сантиметровая полоса, в которой также но окружности нанесен глазковый (из 6 глазков) орнамент с точкой, вписанной в центр круга, а через все точки, т. е. посередине, вновь врезная линия, разделяющая на две равные части как само украшение, так и центральную полосу и кружочки глазкового орнамента. Ниже в том же положении прочерчены две линии, затем полоса насечек, образующих рельефные ромбики, и в конце вновь две врезные линни.

    В Орхее известны также костяные поделки, изготовленные на токарном станке. К ним следует отнести прежде всего костяную поделку конической формы с утолщенной вершиной, повторяющей по форме фигуру слона или офицера в современных шахматах. Высота изделия — 5,3 см, диаметр его основания — 2 см. Основание орнаментировано двумя врезными линиями, нижняя часть поделки полая.

    По испанской миниатюре ХIII в., приведенной в книге К. В. Тревер и И. А. Орбели о шахматах, видно, что токарный станок в эпоху средневековья не представлял особой сложности: обтачиваемая вещь закреплялась между двумя вертикальными стойками. При помощи маховика и педали зажимы, поддерживающие обтачиваемый предмет, приводятся в движение, а мастер, держа в руках стамеску, обтачивает изделие, придавая ему необходимую форму.

    Шедевром мелкой пластики XVI в. следует считать найденный в Орхее высокохудожественно исполненный крест, на обеих сторонах которого нанесена сложная плоскорельефная резьба.

    Четырехконечный нагрудный крест вырезан из белой кости без оправы (часть поперечной перекладины обломана) (рис. 29/2).

    На лицевой стороне креста невысоким рельефом изображено Распятие с резной надписью ICXC и ногруднос изображение богоматери и Марии Магдалины. Изображение Распятия выполнено искусно. Тонкое тело Христа слегка прогнуто, голова склонена на правое плечо, правая руки несколько изогнута в локте. Сверху, над Распятием изображение Нерукотворного образа Спаса, на нижнем конце — погруднос изображение Николы с надписью NИ ОЛI.

    На оборотной стороне креста представлена фигура Николы, а на поперечной перекладине — поясное изображение трех святителей: Василия, Иоанна Златоуста и Григория, о чем свидетельствуют помещенные в верхнем выступе креста надписи BACNAI, IВАСИI, ГРNГРА, в нижнем — изображение святого с оброиной, плохо читаемой надписью.

    Приведенный выше материал показывает, что из кости и рога и рассматриваемый период изготовлялись главным образом мелкие изделия и предметы, зачастую украшавшиеся нарезным орнаментом и высокохудожественной резьбой.

    Заметного развития в молдавских городах исследуемого периода достигло гончарное производство. Значительные сдвиги существенно изменили характер, качество и ассортимент керамических изделий. Об этом свидетельствуют открытые в ряде районов Сучавы свыше 25 гончарных горнов различных типов конца XIV — первой половины XV в.75.

    В гончарном деле, как и в других основных ремесленных отраслях, в изучаемое время также прослежена узкая специализация. Выделилось производство изразцов. В Старом Орхее, как уже отмечалось выше, открыта большая мастерская, в которой изготавливали исключительно печные красные изразцы и глиняные трубы76. В рассматриваемое время преобладает главным об разом посуда серого цвета. Со второй половины XV в. меняется соотношение керамики серого и красного цветов. Для второй половины XV в. установлено, что большинство керамики, полученной в Сучаве, а именно 85%, составляет керамика красного цвета, обожженная окислительным обжигом, и только 15% — керамика серого цвета, обожженная восстановительным обжигом, т. е. со слабым доступом кислорода. Шт. Олтяну считает, что, если посуду серого цвета могли получать во всех разновидностях обжигательных горнов от самых примитивных до самых развитых, то керамика красного цвета могла быть обожжена равномерно лишь в двухъярусных горнах77. Следовательно, разница в обжиге зависит от техники обжига, которая связана с распространением более развитого двухъярусного горна. Таких горнов, относящихся ко второй половине XV в., в Сучаве открыто семь и два из них были подвергнуты полному исследованию78.

    В Старом Орхее, материалы которого дают представление о положении дел в Днестровско-Прутском междуречье, как уже отмечалось выше, найдены пока одноярусные горны (рис. 32), Соотношение же керамики красного и серого цвета отличается от сучавского. Здесь на протяжении всего рассматриваемого времени преобладает посуда серого цвета. Керамика красного цвета по предварительным данным составляет от 6% до 30%. Это подтверждает в общем мнение о том, что керамику красного цвета получали только в двухъярусных горнах. Наличие керамики красного цвета в Старом Орхее позволяет предположить, что здесь в исследуемый период, особенно во второй его половине, существовали двухъярусные гончарные горны, в которых обжигались некоторые разновидности посуды, в частности печные изразцы, получаемые только окислительным обжигом. Но псе же обычным был восстановительный обжиг, который не требовал применения двухъярусных горнов при обжиге посуды.



    Рис. 32. Гончарный горн (план, разрезы):
    а) грунт заполнения; б) переходный слой заполнения; в) остатки свода печи; г) слой угля

    Помимо улучшения техники обжига в изучаемое время увеличился и ассортимент посуды в Старом Орхее, а также усовершенствовалась форма посуды. В пен наблюдаются более симметричные и стройные пропорции, она лучше обработана, богаче орнаментирована.

    Технология изготовления керамики, а также состав формовочной массы молдавской керамики из Старого Орхея изучались главным образом на фрагментах венчиков и днищ сосудов79. Полученные данные позволяют утверждать, что керамика XV— XVI вв. из Старого Орхея, как правило, изготовлялась на гончарном круге с использованием спирального налей а. Однако при ее конструировании наблюдается сохранение архаичных приемов труда, когда основные части емкости изготовлялись с помощью навыков скульптурной лепки.

    По способу изготовления весь керамический материал рассматриваемого времени из Старого Орхея можно разделить на следующие группы:

    Группа 1. Керамика, изготовленная на гончарном круге, который служил в качестве инструмента для частичного или полного заглаживания поверхности, а конструирование и профилирование осуществлялось навыками скульптурной лепки (РФК—2)80.

    Группа 2. Керамика, изготовленная на гончарном круге, вращение которого использовалось для частичного профилирования верхней части посуды (РФК—З)81.

    Группа 3. Керамика с частичным или полным профилированием основной части емкости и частичным конструированием полого тела путем вытягивания глины (РФК—4 и 5)82.

    Керамическая посуда, относящаяся к первой группе, изготовлена с использованием спирального налепа из формовочной массы. В ее составе наблюдались естественные (бурый железняк, ракушка, песок, обломочный известняк) и искусственные (шамот, измельченная сухая глина, песок) примеси, увеличивающие огнестойкость формовочной массы. Выявлены также компоненты, уменьшающие отрицательное влияние усадки глины (зола, экскременты животных, дробленые раковины пресноводных моллюсков)83. Обжиг посуды неравномерный, неполный. Цвет изделий от светло-коричневого до бурого и черного, в изломе- черепки двух или трехслойные. Керамика, относящаяся к названной группе, представлена несколькими целыми горшками, фрагментами днищ и венчиков (рис. 33). Горшки высотой от 18 до 19,7 см, толстостенные (0,9 см), их днища массивные, достигающие в толщину 1—1,5. Внешняя поверхность исследуемых сосудов заглажена вручную или же на круге. Некоторые фрагменты сохранили следы отточки или обстругивания деревянным ножом. Днища в основном со следами песчаной подсыпки. Пока известно только одно днище со следами деревянной плоскости. Наиболее близкие по форме венчиков горшки встречаются в материалах крепости Шкея84.

    Группа II. Керамика этой группы также изготовлена с использованием спирального налепа, из формовочной массы, в составе которой выявлены естественные и искусственные примеси: бурый железняк, песок, известняковые включения, шамот, включения сухой глины, экскременты животных, дробленая ракушка. Обжиг неравномерный, несквозной, цвет посуды от светло-коричневого до черного.

    Посуда, относящаяся к упомянутой группе, представлена горшками (рис. 34—36) высотой 15—27 см. Их стенки значительно тоньше, чем у горшков I группы и достигают 0,8—1 см. Днища массивные. Их толщина варьирует от 0,8 до 2 см. Внешняя поверхность сосудов заглажена на круге, иногда прослеживается и ручное заглаживание. Днище обычно с зольной или песчаной подсыпкой. Близкие к этой группе горшки находим в материалах крепости Шкеяад.

    Группа III. К ней относится посуда, изготовленная с использованием спирального налепа с последующим вытягиванием глины. Формовочная масса с примесью известняка, бурого железняка, леска, экскрементов животных (в незначительном количестве), более тщательной подготовки. В зависимости от применения восстановительного или окислительного обжига данная группа представлена изделиями серого и красного цвета. Для посуды, относящейся к названной группе, характерна стройность и симметричность форм, четкая профилировка поверхности венчиков, тонкостенность, тщательность заглаживания поверхности, а также обнаружены следы среза с ниткой на днищах. Ассортимент посуды разнообразный: горшки, кувшины, маркотцы, миски, тарелки, сковороды, бокалы, крышки, печные изразцы (рис. 37— 43). Почти каждый из перечисленных типов посуды в свою очередь по различным критериям подразделяется на многочисленные виды, варианты и т. д.86.



    Рис. 33. Керамика первой группы


    Рис. 34. Керамика второй группы.

    Изучение керамического материала из Старого Орхея и сопоставление его с керамикой из Сучавы позволяет заключить, что уровень развития керамического производства в упомянутых городах был один и тот же.

    В городах Молдавского княжества в рассматриваемое время нз письменных источников известен ряд ремесленных специальностей, данные о которых в Днестровско-Прутском междуречье пока отсутствуют.

    В исследуемый период одной из отраслей городского ремесла было изготовление тканей и шитье одежды. Шерстяную ткань изготовляли городские ткачи, видимо, на горизонтальных станках. Поверхность готового сукна дополнительно обрабатывали специалисты по стрижке сукна87, придававшие поверхности нарядный вид. Молдавские специалисты обучались иногда этому ремеслу в Брашове88. Как ткачество, так и обработка поверхности сукна были специализированными ремеслами. В документе 1421 г. упомянут ткач Иокуш из Байи89. Часто в источниках названы портные, занимавшиеся шитьем одежды из тканей90.

    Как видим, дифференциация профессий произошла в ремесленных отраслях, связанных с изготовлением тканей и одежды — отделение ткачества от пошива одежды, от отделки сукна.



    Рис. 35. Керамика второй группы

    С отделкой интерьеров различных зданий, особенно церквей, связан такой вид художественного ремесла, как настенная живопись. В первой половине XV в. известны живописцы (зугравы) Никита Добре и Штефан, которым за работу господарь пожаловал несколько сел91.

    Отдельным видом художественного ремесла следует считать чеканку монет. В Молдавии в изучаемый период известны имела некоторых господарских чеканщиков монет: Лаврентия и Георгия Херегара. Второй из них арендовал чеканку монет при Петре Воеводе92.



    Рис. 36. Керамика второй группы


    Рис. 37. Керамика третьей группы


    Рис. 38. Керамика третьей группы

    Рост городского населения в рассматриваемое время стимулировал развитие ремесел, связанных с производством продуктов питания. Существовали городские водяные мельницы (млины), сооруженные на реках, как в самих городах, так и на окраинах. Млины находились в Байе, Сирете, Бакове, Романе. Они снабжали мукой городские пекарни93. В 1525 г. в Васлуе была известна пекарня, обеспечивающая нужды населения города94. Близ мельниц сооружались сладшшы, в которых из солода варили пиво95.



    Рис. 39. Керамика третьей группы

    Таким образом, сведения письменных источников позволяют утверждать, что существовали специалисты, изготавливавшие продовольственную продукцию, такие как мельники, пекари, пивовары. К ним следует добавить мясников, известных в Бане, Хырлэу, Сучаве96.

    Продовольственную продукцию сбывали в лавках. Из привился 1408 г. явствует, что львовским купцам разрешалось держать в Сучаве корчму, где сбывалось пиво и мед, и лавку для распродажи хлеба97.



    Рис. 40 Керамика третьей группы (красного цвета)


    Рис. 41. Кувшины

    Письменные и археологические данные помогают выявить для городов Прутско-Карпатского региона княжества 35 ремесленных специальностей. Отсутствие письменных источников для городов Днестровско-Прутского междуречья не позволяет выделить все ремесленные специальности. По археологическим материалам из Старого Орхея удалось твердо выявить 12 специальностей, таких как кузнецы, ювелиры, плотники, каменщики, строители, варничеры (специалисты по выжигу извести), бочары, токари по дереву, колесники, кожевники, гончары, специалисты по изготовлению изразцов.

    Однако сопоставление археологических материалов из Орхея с материалами раскопок других городов Молдавии, таких как Сирет, Байя и даже Сучава, показало примерно идентичный ассортимент ремесленного инструментария и ремесленных изделий и аналогичные ремесленные приемы. Это наблюдение дает твердое основание считать, что Орхей как экономический центр, расположенный на восточной границе Молдавского княжества, находился примерно на том же уровне экономического развития, что и остальные города Молдавии.

    В первой половине XV в. молдавские городские ремесленники работали в основном на заказ. Но некоторые из них, например, гончары могли производить изделия уже и для рынка. Это был период, когда многие городские ремесла только оформлялись, а ремесленники набирались опыта путем постоянного общения с местными и проживавшими в молдавских городах иноземными мастерами, обучения за границей у высококвалифицированных мастеров.

    Во второй половине и особенно в последней трети XV в. молдавские ремесла, окрепнув, начинают уже шире обслуживать внутренний рынок. Городские ремесленники производили в основном изделия для рядового городского и сельского населения Молдавии.

    Состоятельные же слои городского населения и феодальная верхушка, нуждаясь в предметах роскоши, делали заказы за пределами страны или же приглашали высококвалифицированных иноземных мастеров. Так, для выполнения своих личных заказов Стефан III задержал некоторых следовавших на восток иноземных мастеров98.



    Рис. 42. Маркотцы

    В XV — первой половине XVI в. городские ремесленники Молдавии еще не создали своих профессиональных организаций. Формирование ремесленных корпораций в молдавских городах рассматриваемого времени задерживала еще довольно слабая конкуренция. Поэтому еще не возникало необходимости регламентировать производство и организовывать цеховое устройство, -хотя достигнутый уровень ремесленного производства допускал...

    ...
    [2 страницы отсутствуют]
    ...

    2. Города — центры торговли

    ...них, так и внешних товаров. В привилее 1408г. перечислены 10 таких городов, через которые проходила вся внутренняя, внешняя и транзитная торговля. Среди них упомянуты Белый город и Хотин110.

    В торговых привилеях за брашовскими купцами предусматривалось право вести торговлю по «градам и торгам»111, «торгам и селам Молдавии»112. Стефан III в 1435 г. с целью оказать содействие брашовским купцам обратился ко всем «и шолтузем и пръгарем от всех тръгох што суть у нашей земли»113, т. е. к представителям городов, с просьбой не препятствовать их торговле. Это свидетельствует о том, что главную роль в торговле играли города, являвшиеся основными торговыми центрами страны. Влияние международной торговли на развитие городов как центров торговли проявлялось и в другом плане. В том же привилее 1408 г. указывается, что львовские купцы имеют право «поставы сукна» сбывать только оптом на складе в Сучаве, а на вырученные деньги «могут торгувати соби по усех торгах наших»114. Приобретенное в Сучаве на складе сукно молдавские купцы уже могли распродавать сами в других городах и селах страны. Те же положения содержатся и в привилее 1437 г. брашовским купцам115. Позднее в привилее 1452 г. брашовским купцам разрешено продавать простую ткань и полотно и в розницу, а другие сукиа, на которые был, видимо, большой спрос, продавать только оптом116. Скотом, судя по привилею 1408 г., также торговали в городах Баков, Романов Торг, Байя, Нямц «либо у иных торгах наших»117. В городах приобретали и лошадей, здесь же взимая за них пошлину118. Таким образом, со второй половины XV в. города — основные центры внутренней торговли, места проведения ярмарок. Некоторые из них, судя по присутствию в них лавок, имели, видимо, и постоянные городские рынки (Сучава, Сирет, Белгород).

    Благотворное влияние на развитие городской торговли в княжестве в целом и в Днестровско-Прутском междуречье в частности оказывал в XV в. Молдавский торговый путь, проходивший через территорию Молдавского княжества. Причем оно гарантировало относительную безопасность транзита. Этот путь начинался от Белгорода и Килии и вел на север через Яссы и Хырлэу в Сучаву, а затем через Сирет, Черновцы и Хотин до границ княжества.

    Восточные и западноевропейские купцы следовали со своими товарами от генуэзской колонии Каффы морским путем до Белгорода, а далее — сухопутным через молдавские города до Львова и Кракова и в обратном направлении. Товары, привозимые с Востока и идущие в Молдавию с татарской стороны, в привилеях XV в. назывались «татарскими» или «заморскими». Генуэзские купцы восточные товары получали из Каффы через Белгород и Килию в Молдавию и уже из Сучавы развозили по всем городам Молдавии и в разных направлениях за границу. Важную роль в транзитной торговле генуэзцев в Молдавии играл Белгород, где проживало значительное количество генуэзских купцов, совершавших крупные торговые сделки119. В 1449 г. в Белгороде были конфискованы товары генуэзского купца Петра де Гравайго на сумму 4000 золотых, состоявшие из 18 мешков хлопка, 100 шапок и 2 мешков тафты120. В 1478 г. в Белгороде засвидетельствованы итальянские торговцы перцем121.

    В Белгороде же, как явствует из документа 1448 г., находилось купеческое товарищество генуэзцев. В нем также сообщается, что за заслуги в деятельности этого упомянутого товарищества Антона де Франциска Юла власти города Каффы наградили денежной суммой122.

    Белгород был центром сосредоточения богатых и предприимчивых купцов. Местный купец Дмитрий Валата в течение ряда лет торговал во Львове перцем123. Есть сведения, что Мартин Кухга из Львова приобрел у него в кредит 9 камней перца, а купец Фортат остался ему должен 100 флоринов за купленные у него корицу и перец124. В начале 80-х гг. XV в. торговые операции во Львове вел брат Дмитрия Валаты Калоян125. Таким образом, восточные товары, привозимые в Белгород генуэзскими купцами, закупались здесь местными торговцами, затем их перепродавали во Львове.

    9 июля 1456 г. купцы из Белгорода получили от турецкого султана Мухаммеда II привилей, согласно которому они имели право вести торговлю по Черному морю, прибывать на своих кораблях и заключать торговые сделки в Адрнапополе, Бруесе, Константинополе126.

    Значительную роль во внутренней и внешней торговле играл город Килия, откуда развозили рыбу но всей стране, и как уже отмечалось выше, привозилось зерно для вывоза его генуэзцами.

    На Молдавском торговом пути располагался город Черновцы, пограничный торговый центр. Через него в сторону Львова и из Львова в Молдавию проходили «немецкие» и «армянские» возы с товаром, вывозился молдавский скот127.

    Пограничным торговым центром в ответвлении молдавского пути в сторону Подолии на Каменец был город Хотик128. В этих городах, находившихся на границе княжества, располагались таможенные пункты. Там взималась пошлина с купцов, следовавших с товарами по Молдавскому торговому пути, что отмечено в «Уставництве о мытах», данном Александром Добрым львовским купцам в 1408 г. в столице Молдавского княжества — Сучаве. До татарской стороны взималась пошлина с 12 кантар товара в «пол рубель серебра» в Белгороде. В Черновцах за немецкий воз товара взималась пошлина в 4 гроша, за армянский воз — шесть грошей, за голову скота — один грош, от 10 свиней и 10 овец—тоже по одному грошу, а от коня или кобылы — но два гроша. «А у Черновици, — говорится в привилее, — возы не трясти, але купец дати свою веру, аже не имает заповеданный товар на свои воз: куницы, серебро, воск и кони добры земстии»129. В сторону Каменца взималась пошлина в Хотине с вывозившихся лошадей по два гроша с каждой.

    Думается, что торговым пунктом был и Старый Орхей. В письменных источниках об этом не упоминается. Однако археологические исследования позволили получить значительные нумизматические материалы. Здесь найдены пражские гроши, червонорусские денарии и наиболее многочисленные молдавские монеты Александра Доброго. По мнению исследователя перечисленного материала А, А. Нудельмана, Старый Орхей не позднее начала II трети XV в. представлял собой торгово-ремесленный городской центр региона, жители которого были приобщены к товарно-денежным отношениям130.

    Наиболее многочисленную группу в Старом Орхее после Александра Доброго представляют монеты времени правлении Стефана III, составляющие 28,2% молдавских монет XV в. Особенно интенсивный их приток происходил в первой половине его правления во время строительства каменной крепости, когда увеличилось население и начался новый этап в процессе дальнейшей урбанизации названного поселения. Здесь же представлены монеты Польши, Литвы, Венгрии и др. Но на протяжении XV в. на местном рынке в Старом Орхее доминировала главным образом молдавская монета. Это свидетельствует об уровне экономического развития упомянутого торгового пункта и позволяет считать, что Старый Орхей был еще одним неизвестным до сих пор торговым центром региона.

    Захват турками в N84 г. двух основных причерноморских центров — Белгорода и Килии значительно подорвал значение молдавского торгового пути, что привело к разорению многих львовских купцов. В связи с этим король был даже вынужден снизить городу Львову налоги пока «...не вернутся под власть христиан Каффа, Килия, Белгород»131. Это подтверждает, что перечисленные торговые центры играли значительную роль в международной торговле.

    Потеря упомянутых городов и ослабление в связи с этим значения Молдавского пути также содействовали экономическому упадку Старого Орхея.

    Таким образом, во второй половине рассматриваемого периода в связи с заметным развитием ремесленного производства и под влиянием внешней и транзитной торговли города Днестровско-Прутского междуречья оформились в торговые центры. Туда приезжали многие купцы из соседних стран для заключения торговых сделок, там проживали местные торговцы. Города были центрами обмена не только сельскохозяйственной продукции, которую получали сами горожане в хотаре города и которую завозили крестьяне из окрестных сел в обмен на ремесленную продукцию, они являлись также центрами обмена внешними товарами.



    3. Полуаграрный характер молдавских городов

    Несмотря на то, что они являлись ремесленно-торговыми центрами, средневековые города носили все же заметный аграрный характер. В связи с этим Ф. Энгельс отмечал, что в средневековом городе «городские ремесленники должны были обычно уже с самого начала производить для обмена. Однако они изготовляли большую часть товаров необходимых для собственного потребления самостоятельно: они имели огороды, небольшие поля, пасли свой скот...»132. По выражению К. Маркса, в средние века городской ремесленник был сам «еще до известной степени крестьянин...»133.

    В европейских городах заметно выраженный аграрный отпечаток не исчезал до конца средневековья, так как сельское хозяйство представляло собой широко распространенное дополнительное занятие городских жителей134. В средневековой Польше горожане имели пашни, огороды и луга, разводили домашний скот, по все это носило вспомогательный характер, главную же роль играли ремесло и торговля135. В восточнославянских городах в качестве подсобного занятия большую роль играли огородничество и садоводство136.

    В молдавских городах рассматриваемого времени, где процесс отделения ремесел от сельского хозяйства шел медленнее по сравнению с европейскими городами, аграрные аспекты, невзирая на подсобный характер, были более выражены. Развитию отдельных отраслей сельского хозяйства в городах способствовали значительные размеры хотаров городов, окружавшей их ватры, а также отсутствие городских стен, что соединяло ватру и хотар в единый экономический комплекс землепользования137. Письменные источники содержат в основном сведения по этому вопросу о городах западного региона княжества. О значительной территории городского хотара дает представление грамота от 23 февраля 1453 г. В ней речь идет об основании села в хотаре Яцканского монастыря, а последний в свою очередь являлся составной частью хотара города Сучавы138. О значительных размерах хотаров городов Бырлад и Васлуй упоминалось выше. В 1507 г. для села Салча выделен участок из хотара города Текуч, «сколько взято из хотара города»139.

    В Молдавии, видимо, значительная часть городского населения полностью или частично занималась сельским хозяйством. Это подтверждают данные письменных источников и археологических исследований.

    О хлебопашестве и нивах в молдавском городе узнаем из вышеупомянутой грамоты от 1453 г. В ней сообщается, что монастырским людям так же, как и горожанам Сучавы, разрешается, чтобы «свободно орали соби и жито спятн и сино косити у торговского царину Сучавское»140.

    О развитии в какой-то мере зернового хозяйства в городах свидетельствуют такие пеоднократные упоминания в грамотах о водяных мельницах на территории хотя ров Сирета, Вайи, Быкова и др. К этим данным следует добавить находки железных серпов из Старого Орхея и Сучавы — орудия уборки колосовых. Принято считать, что найденные в Сучаве земледельческие орудия (лемех, чересло141 и соскреб142) принадлежали горожанам.

    О составе возделываемых культур горожанами в центральной части Днестровско-Прутского междуречья можно судить но остаткам растений, обнаруженных в обугленном состоянии в жилищах и хозяйственных постройках Старого Орхея. Рассмотрев эти данные, мы пришли к выводу, что в исследуемый период здесь возделывались полба, карликовая пшеница, голозерный ячмень, просо, мелкосеменная чина, посевной горох пищевого и кормового назначения143. Видовой состав основных растений и в особенности карликовых форм хлебных злаков в изучаемое время был однотипным, что обусловлено спецификой системы земледелия. Карликовые формы злаков скороспелы и неприхотливы. Они обладают прочным устойчивым к полеганию стеблем, что давало им преимущество перед другими видами злаков при посевах на плодородных участках, вышедших в данном случае из-под леса при переложной и залежной системах земледелия. Анализ примесей семян сорных растений показал, что видовой их состав в находках крайне беден, а количество семян в пределах обнаруженных видов невелико. Это характерно также и для участков, вышедших из-под леса, где присутствие сорняков- спутников культурных растений исключается144.

    Горожане хранили зерно главным образом в зерновых ямах. Анджиолело указывает, что во время турецкого похода 1476 г. Сучава была покинута жителями, которые часть имущества спрятали в землю. Турки, выявив пустоты в земле, открыли колодцы с зерном и другие закопанные предметы145. В Сучаве зерновые ямы найдены в разных районах города146. В одном случае зерновая яма была связана с жилищем ремесленника специальным коридором147. В Сучаве открыта также кладовая зажиточного горожанина, где найдены зерна проса, пшеницы, гороха148. Одна из ям содержала семена конопли149.

    Более развитыми формами земледелия в городах, видимо, все же были те, которые меньше отрывали горожан от основных занятий ремеслом и торговлей, а именно виноградарство, огородничество и садоводство. Особого развития виноградарство достигло в районе города Хорлова и поселения Котнар, где этому благоприятствовал состав почв. Видимо, не случайно в одной из упомянутых выше грамот 1470 г. говорится и о продаже горожанами Хорлова более 9 фалч (около 13 га) виноградников на сумму 544 злат татарских150. В хотаре города на Хорловскон горе располагались виноградники жителей Хорлова — Бплнки, Тоадера и Дмитрия Рэу151, Агаты, жены Карвака, Леуринца и Джуркэу, мясника152, Олаха Ионаша и Гашпара153. На горе Поркула располагались виноградники Радула, урядника города Хорлова154. В грамотах упоминаются виноградники Андрики из Нямца с местом для пресса155, виноградник в Бакове и др.156. О развитии виноградарства и виноделия в городах свидетельствуют-данные о жаловании господарем монастырям определенного количества вина (от 6 до 12 бочек) с десятины, взимаемой с горожан различных городов: Путнянскому монастырю—из Сирета157, Нямецкому монастырю—из Нямца158, Бистрицкому — из Сучавы159, Побратскому — из Хорлова160, Молдавицкому - из Байи161 и др.

    Использование участков под сады и огороды подтверждают находки железных оковок от заступов в Орхее и садовых ножей в Сучаве162 и Орхее. Если виноградарство и виноделие, особенно в районе Хорлова — Котнар, могли носить в какой-то мере товарный характер, то огороды и сады служили главным образом для удовлетворения потребностей городских семейств, поэтому они были невелики по размерам и, видимо, поэтому не попадали на страницы грамот.

    Разведение и содержание скота в городах носило подсобный характер. Расположение городов в лесных районах позволяло практиковать свободный выпас скота в хотарах города. Это подтверждается также находками железных пут для стреножения лошадей во время выпаса. Скот обеспечивал горожан молочной и мясной пищей, использовался в качестве основной тягловой силы. О составе стада в городском хотаре можно судить по остеологическому материалу, полученному в ходе раскопок в Старом Орхее. Этот материал представлен костями крупного рогатого скота, домашней свиньи и лошади.

    Наиболее развитым сельскохозяйственным промыслом в хотаре города, в который, как правило, входили значительные лесные массивы, было пчеловодство. Пасеки имелись во всех хотарах городов, но главным образом в Красном Торге, Хорлове, Байе, Бакове, Нямце, Сирете. В Байе, Красном Торге и других городах располагались корчмы, где наряду с изготовлением медовых напитков обрабатывали воск, чистили его и отливали в специальную форму, которая называлась «камнем воска» со стандартным весом 16 кг163.

    Расположение городов, как правило, на берегах крупных рек позволяло горожанам заниматься рыболовством, которое в исследуемый период было распространенным подсобным занятием горожан. В ходе археологических раскопок городов часто встречаются находки рыболовных крючков различных типов, кости и чешуя рыб. Город Килия в рассматриваемое время представлял собой значительный центр рыболовства на Дунае. В связи с развитием товарно-денежных отношений рыболовство здесь стало для горожан основной профессией: отсюда по всей стране и за рубеж развозили возы с рыбой.

    Таким образом, в экономической жизни многих городов княжества, в том числе и рассматриваемого региона, сохранились значительные аграрные аспекты, так как большая часть городского населения занималась сельским хозяйством.


    Содержание

    Главная | О сайте | Наши проекты | История | Старые хохмы | Прочее | info@voroh.com
    © 2013 Voroh.com All Rights Reserved