voroh.com
собрание разрозненных фактов
ok

infhist.voroh.com - Интернет проект Компьютерная история в лицах - это сайт, посвященный людям, внесшим весомый вклад в развитие вычислительной техники и информационных технологий.

далее...


comm.voroh.com - На сайте представлена классическая марксистская литература, публикации коммунистической направленности. В разделе "Фотоальбом" выложены плакаты и фотографии советских лет.

далее...


carroll.voroh.com - На сайте представлены наиболее известные произведения классика английской литературы Льюиса Кэрролла.

далее...

Нам предстоит разговор о будущем. Но рассуждать о будущих розах - не есть ли это занятие по меньшей мере неуместное для человека, затерянного в готовой вспыхнуть пожаром чаще современности? А исследовать шипы этих еще несуществующих роз, выискивать заботы праправнуков, когда мы не в силах управиться с изобилием сегодняшних, - не покажется ли все это попросту смешной схоластикой?

Станислав Лем, "Сумма технологии"



Реклама
  • Еще раз о проблеме коэволюции

    Н.Н.Моисеев,
    действительный член РАН

    1

    Статью В.И. Данилова-Данильяна можно рассматривать как открытие дискуссии по моей вышедшей в первом номере журнала статье, посвященной проблеме коэволюции природы и общества. Я могу только приветствовать подобного рода публикации, ибо рассматриваемые вопросы столь сложны, что пройдет еще немало времени, прежде чем мы сможем их канонизировать.

    В той статье, на которую ссылается В.И. Данилов-Данильян, я, вероятно, не достаточно четко сформулировал некоторые понятия, что и послужило причиной для ряда его замечаний. Теперь я попытаюсь дать им дополнительное разъяснение.


    2

    Мне кажется, что мы по-разному понимаем содержание термина «эволюция». В.И. Данилов-Данильян понимает его в чисто биологическом смысле, говоря, например, о том, что эволюция характеризуется прежде всего скоростью образования новых видов. Я же отождествляю это слово с понятием «самоорганизация», то есть с изменением системы под действием внутренних факторов и механизмов, присущих системе и лишенных целенаправляющего начала.

    Отсутствие этого начала есть также некоторая гипотеза, однако она имеет твердый экспериментальный фундамент, и я ее подробно обсуждал в своей книге «Современный рационализм».

    В.И. Данилов-Данильян не видит существенной разницы между понятиями «ноосфера» и «эпоха ноосферы». С моей же точки зрения, они имеют совершенно разный смысл. Ноосфера по Вернадскому — это состояние биосферы, в котором человечество как ее часть берет на себя бремя ответственности за дальнейшее развитие не только общества, но и биосферы в целом. Если угодно, подобно тому, как разум человека играет роль в судьбе всего организма.

    Такое состояние где-то далеко за горизонтом. И если оно возможно, то путь к нему крайне сложен. Вот ту эпоху, когда человечество, осознав ее необходимость, поняв содержательный смысл этого состояния, начнет искать пути к нему, я и называю эпохой ноосферы. Может быть, эпоха ноосферы так никогда и не наступит. Во всяком случае, сегодня говорить о ней рано. А вот изучать особенности ноосферогенеза — необходимо.


    3

    Еще один термин, который вызвал возражение В.И. Данилова-Данильяна, — само понятие «коэволюция». Я впервые начал его использовать на грани 60-х и 70-х годов, когда пытался искать удобную интерпретацию самого термина «ноосфера». И его смысл мне казался достаточно очевидным: развитие человечества как составной части биосферы должно быть согласовано с развитием всей системы и не должно содействовать ее деградации.

    Позднее я узнал, что уже давно в популяционной динамике используется термин «sustainability». Он означает, что развитие популяции, входящей в ту или иную экосистему (биоценоз), не должно нарушать ее гомеостаза. Другими словами, ее развитие должно быть согласовано с развитием экосистемы в целом. По существу, это и был принцип коэволюции в применении к конкретной популяции как части конкретной экосистемы.

    Но еще раньше, на грани 20-х и 30-х годов Эрвин Бауэр ввел понятие «устойчивое неравновесие». Этот термин лингвистически бессмыслен, однако по существу он говорит о том же самом: развитие человечества как части природной системы не может быть стабильным, равновесным, но оно должно быть согласовано с ее развитием, следовать законам ее самоорганизации (эволюции). Таким образом, я был далеко не первым, кто сформулировал принцип коэволюции как необходимое условие выживания человечества, как сохранение его в качестве части биосферы.

    Далее, В.И. Данилов-Данильян совершенно справедливо говорит о качественном различии в темпах развития эволюционных процессов, происходящих в обществе и природе в целом. Я тоже неоднократно обращал на это внимание. Но нет ничего удивительного, что в такой сложной многомерной системе, какой является биосфера, ее элементы будут эволюционировать с различной скоростью. Так, например, на формирование копыта лошади ушло несколько десятков миллионов лет, а австралопитек превратился в человека менее чем за три миллиона лет. Поэтому термин «коэволюция человека и биосферы» я всегда трактовал как такое развитие человечества, которое не разрушает стабильности биосферы, ее гомеостаза. И до появления цивилизации современного типа, способной к целенаправленному изменению окружающей среды, ограничиваясь адаптацией к ее возможностям, люди, как и остальной живой мир, жили в условиях коэволюции. Если какой-либо вид нарушал принцип согласованного развития, то он исчезал.

    Вот в обсуждении этого обстоятельства и лежат основные трудности взаимного непонимания исследователей.


    4

    Биосфера — сложнейшая нелинейная система, развивающаяся в силу законов самоорганизации. И при этом она крайне неустойчива. Это положение тоже требует пояснений, поскольку ряд авторов утверждают прямо противоположное.

    Как и всякая сложная существенно нелинейная система, биосфера может функционировать в окрестностях различных атракторов. Лучше сказать — развиваться в разных «каналах эволюции». Неустойчивость (нестабильность) биосферы состоит в том, что в силу тех или иных причин происходит смена эволюционных каналов, а переход из одного канала в другой означает качественное изменение структуры биосферы, изменение механизмов ее саморазвития. По терминологии Анри Пуанкаре, происходит бифуркация, по терминологии Рене Тома, — катастрофа. И история биосферы знает множество катастроф.

    Так, одна из первых катастроф, ныне уже достаточно хорошо понятых, была связана с ликвидацией прокариотной биосферы. Прокариоты, освоившие фотосинтез, стали производить кислород, смертельно опасный для прокариотов. В результате структура биосферы изменилась и установилось главенство эукариотов, обладавших кислородным дыханием.

    В 80-х годах, когда у нас в ВЦ АН СССР действовала вычислительная система, имитирующая функционирование биосферы, мы проводили с ней многочисленные компьютерные эксперименты. Их прямой целью был анализ последствий крупномасштабной ядерной войны. Напомню читателю, что именно после наших расчетов вошли в обиход выражения «ядерная зима» и «ядерная ночь». Однако в нашей деятельности более важным я считал изучение других вопросов, поскольку недопустимость ядерной войны мне казалась достаточно очевидной и без всяких сложных расчетов.

    Наша система позволяла проводить расчеты вплоть до того состояния, когда биосфера, подвергнутая сильным воздействиям, снова обретает более или менее стабильные характеристики. И на меня произвел особое впечатление тот факт, что биосфера никогда не возвращалась в свое исходное состояние. Каждый раз это была новая биосфера. И ее параметры, как правило, исключали возможность дальнейшего развития человека.

    К сожалению, наши исследования еще не дали каких-либо определенных доказательств. Они лишь подкрепляют предположение о том, что при определенном типе возмущений биосфера может перейти в новый эволюционный канал. И в то же время переоценить значение этих экспериментов довольно трудно.


    5

    В результате компьютерного анализа мы осознали несколько важных истин. Во-первых, мы поверили в то, что биосфера может существовать в окрестности разных атракторов (каналов эволюции). И во-вторых, что одним из важнейших направлений исследований должно стать установление границ этих атракторов и прежде всего того атрактора, в рамках которого возник человек и его цивилизация. Другими словами, мы должны научиться исследовать границы допустимых антропогенных воздействий на окружающую среду, сохраняющих биосферу в рамках существующего канала эволюции.

    Исследования 80-х годов позволили глубже понять смысл термина «коэволюция» общества и биосферы, а следовательно, и смысл понятия «ноосфера». Итак, произнося слово коэволюция, я имею в виду такое поведение человечества, такую его адаптацию к естественным процессам, происходящим в биосфере, то есть в развитии окружающей среды, которые сохраняют биосферу (или содействуют сохранению) в окрестности того атрактора, который оказался способным произвести человека. Значит, принцип коэволюции означает такую систему запретов (экологических императивов), которая исключала бы возможность изменения параметров биосферы, приближающего ее состояние к границам атрактора — той запретной черты, переступать которую человечество не имеет права ни при каких обстоятельствах.

    Такая постановка вопроса начинает служить отправной позицией для целого ряда исследований, превратив их в единую систему, связав с практической деятельностью, как в области развития техники, так и в целена-правленной деятельности (систему воздействий на окружающую среду, способную сохранить ее в рамках, необходимых для существования человека).

    Подобные соображения, как мне представляется, позволяют конкретизировать не только понятие коэволюции Природы и общества, но само понятие ноосферы и процесса ноосферогенеза, реализацию которого я и называю эпохой ноосферы.

    И если принцип sustainable development мы станем рассматривать, как развитие понятия sustainability, если деятельность по реализации этого принципа приобретет общепланетарный характер, то может статься, что человечество сделало свой первый шаг в поиске путей эффективного ноосферогенеза, то есть на пути вступления в эпоху ноосферы.


    6

    Далее, в своей статье В.И.Данилов-Данильян говорит о грядущих экологических трудностях (экологическом кризисе). И здесь я полностью согласен с его основными утверждениями. Многие подобные соображения и я не раз высказывал и публиковал. И главное из них — невозможность, принципиальная невозможность преодолеть кризис чисто техническими средствами. Необходимо качественно изменить антропогенную нагрузку на биосферу. А значит перестроить само общество. Это центральный пункт всех моих рассуждений. Согласование же допустимой нагрузки на биосферу с возможностями сохранения ее стабильности в существующем ныне канале эволюции и есть основа принципа коэволюции.

    Замечу, что если отвлечься от лингвистических тонкостей, то по существу подобное утверждение содержится в комментариях, которые написал В.И. Данилов-Данильян к американскому плану реализации принципа sustainable development. И я был очень рад видеть в нем своего единомышленника.

    Другое дело, что обеспечение коэволюции — непостижимо трудная задача, решение которой и составляет суть эпохи ноосферы. Иными словами, как только человечество осознает ее значение, эта задача сделается «вечной». Ибо это и есть основное условие, необходимое для выживания человечества на нашей «грешной Земле»!

    Ее решение потребует целенаправленного воздействия на общество и окружающую среду. Но это не будет управлением в том обычном смысле, который мы вкладываем в понятие управления, например, техническими системами, даже очень сложными — как космические аппараты. В таких сверхсложных системах, какими являются человеческое общество и биотические системы, а тем более биосфера, управляемое развитие с помощью тех средств, которые есть или будут у человека в обозримом будущем, просто невозможно. Во-первых, размерность систем столь велика, что для переработки необходимой информации потребуются компьютеры на десятки порядков более мощные, чем современные суперкомпьютеры. А во-вторых, в подобных системах всегда присутствуют стохастические составляющие и высокий уровень неопределенности, включая само понятие «цель управления».

    Но, тем не менее, человек не беспомощен. Он способен влиять на характеристики биосферы, поддерживать желаемые тенденции развития и т. д. Поэтому еще в начале 60-х годов в своих лекциях по теории больших систем я ввел понятие «направляемое развитие». Возвращаясь к теме нашего обсуждения, я думаю, что в ближайшее столетие главные усилия ученых, как естественников, так и обществоведов должны быть сосредоточены на выработке принципов «направляемого развития» общества. Конечно, огромную роль будут играть и усилия по созданию и совершенствованию техники. Такова уж диалектика развития: техническое могущество ввергло общество в экологический кризис, но и преодоление его невозможно без дальнейшего направляемого развития. Но все-таки главные усилия должны быть сосредоточены в гуманитарной сфере: как жить дальше, как переустроить общество, как изменить палитру потребностей, как определить максимально допустимые нагрузки на биосферу и согласовать с ними жизнедеятельность человечества.


    7

    В своей статье В.И. Данилов-Данильян опирается на исследования В.Г. Горшкова, замечательного исследователя, разработавшего грандиозную теорию «биотической регуляции» параметров биосферы в тех границах (к слову, весьма широких), которые необходимы для поддержания жизни. Но, как это часто бывает с крупными учеными, его собственные научные интересы заполняют горизонт, оставляя без внимания многие важные обстоятельства в развитии биосферы.

    По существу, профессор В.Г. Горшков занимается изучением отрицательных обратных связей, которые существуют среди механизмов, определяющих процесс самоорганизации биосферы. Но для того чтобы система могла развиваться, чтобы в ней возникали новые составляющие, необходимы и положительные обратные связи, разрушающие устойчивое состояние системы. И если мы посмотрим с общесистемной точки зрения, которая необходима для интерпретации процесса саморазвития такой сложной нелинейной динамической системы, какой является биосфера, то увидим картину, которая будет не очень похожа на ту, что оказалась нарисованной с помощью только теории биотической регуляции. Причем эта картина будет эмпирическим обобщением, опирающимся на фундамент наших знаний о теории биосферы и ее истории.

    Как и во всякой саморазвивающейся системе, процесс эволюции биосферы содержит разные типы развития. Долгое время идет процесс медленного накопления новых особенностей или, если угодно, процесс «эволюции дарвиновского типа». Затем возмущения, которые постепенно накапливаются за счет положительных обратных связей (и внешних факторов, если они присутствуют), как бы взрывают систему. Она переживает бифуркацию (или катастрофу, если следовать терминологии Рене Тома). В результате происходит перестройка системы и механизмов ее развития. Биосфера совершает переход в область притяжения другого атрактора.

    Об одной из таких катастроф я уже рассказывал в данной статье. Это было разрушение царства прокариотов, которые однажды погубили самих себя, создав атмосферу, содержащую кислород — газ, смертельный для прокариотов. В результате эволюция пошла по совершенно иному пути.

    И таких перестроек в истории биосферы (или ее отдельных частей) было множество. К их числу относится и возникновение озонового слоя, позволившего живому веществу покинуть океан и выйти на сушу.

    Одна очень важная для нас бифуркация произошла совсем недавно — в неолите, когда человек изобрел метательное оружие. Наш далекий предок получил в руки инструмент, позволяющий легко добывать большое количество пищи. И он использовал этот инструмент. Да еще как! — с максимальной эффективностью. За несколько тысячелетий он извел всех мамонтов и практически всех крупных копытных — основу рациона людей раннего неолита. В результате возник острейший экологический кризис. Он охватил практически всю планету. Население сократилось во много раз. Этот кризис принято называть неолитической революцией. И это была действительно революция. Человечество не просто сумело преодолеть кризис, но, освоив земледелие, открыло первую страницу современной цивилизации. И с тех пор вся история биосферы пошла по новому руслу, ибо человек начал создавать искусственный кругооборот веществ, несвойственный «бесчеловечной биосфере». Сначала его основой было земледелие, позднее возникло скотоводство, а затем люди начали включать в естественные циклы те вещества, которые были уже давно захоронены, то есть выведены из естественного кругооборота миллионы лет тому назад — так называемые полезные ископаемые.

    Революция в неолите и фиксирует начало современной истории. Общество качественно изменилось — возникла собственность, иными стали потребности, изменилась шкала ценностей. Совсем иной стала нагрузка на биосферу, возникли новые механизмы ее самоорганизации.


    8

    Итак, около десяти тысяч лет тому назад начала формироваться система взаимоотношений между людьми, между обществом и биосферой, которую мы сегодня называем цивилизацией. Она дала людям новый уровень благосостояния, продлила время их жизни и дала многое, многое другое. Но сейчас ее возможности развития в том ключе, который был выкован неолитической революцией, близки к исчерпанию. И человечество ожидает новый экологический кризис общепланетарного масштаба. Причина тому — те положительные обратные связи, порождаемые цивилизацией, которая на каком-то этапе своей истории начала стремительно разрушать биосферу. И сегодня единственный путь сохранения человека в составе биосферы — это путь коэволюции, то есть такого изменения образа жизни людей, который согласовывал бы их потребности с возможностями сохранения биосферы в том канале эволюции, который породил феномен человека. И не вел бы ее к дальнейшей деградации.

    Эту проблему нельзя решить чисто техническими средствами. Необходимо качественно изменить природу общества, необходима новая цивилизация с иным миропредставлением, цивилизация, для которой совокупность экологических императивов будет столь же органически присуща, как и стремление к сохранению жизни человека.

    Может ли возникнуть подобная цивилизация? На этот вопрос пока ответа нет. Другими словами, сможет ли человечество реализовать принцип коэволюции или sustainability, или устойчивого неравновесия, мы не знаем. Но одно более или менее очевидно: если мы не сможем реализовать этот принцип, человечество ожидают катаклизмы, несравнимые с неолитическим кризисом — ведь теперь у него в руках не метательное оружие охотников за мамонтами, а ядерное оружие нынешнего века.

    И это главное, а лингвистические споры — нечто вторичное. Мне кажется, что все те, кто серьезно думают о данной теме, принимают сформулированный тезис. Они употребляют иные слова, иные выражения, но суть общая — поиск путей организации такой жизнедеятельности людей, которая способна обеспечить будущность человечества.

    Главная | О сайте | Наши проекты | История | Старые хохмы | Прочее | info@voroh.com
    © 2011 Voroh.com All Rights Reserved