voroh.com
собрание разрозненных фактов
ok

infhist.voroh.com - Интернет проект Компьютерная история в лицах - это сайт, посвященный людям, внесшим весомый вклад в развитие вычислительной техники и информационных технологий.

далее...


comm.voroh.com - На сайте представлена классическая марксистская литература, публикации коммунистической направленности. В разделе "Фотоальбом" выложены плакаты и фотографии советских лет.

далее...


carroll.voroh.com - На сайте представлены наиболее известные произведения классика английской литературы Льюиса Кэрролла.

далее...

Нам предстоит разговор о будущем. Но рассуждать о будущих розах - не есть ли это занятие по меньшей мере неуместное для человека, затерянного в готовой вспыхнуть пожаром чаще современности? А исследовать шипы этих еще несуществующих роз, выискивать заботы праправнуков, когда мы не в силах управиться с изобилием сегодняшних, - не покажется ли все это попросту смешной схоластикой?

Станислав Лем, "Сумма технологии"



Реклама
  • купить кс го
  • Глобальные проблемы

    Аурелио Печчеи "Человеческие качества"



    Глава 2. Изменившееся положение человека в мире

    1. Глобальная империя человека 

    На протяжении моей жизни ход человеческой истории решительно и внезапно переменился. Суть этих изменений в том, что за какие-нибудь несколько десятилетий завершился продолжавшийся много тысяч лет период медленного развития человечества, и наступила новая динамичная эра. Буквально ошеломленные «событиями, которые свидетельствуют об этих переменах, мы все время задаем себе вопрос, что же несет нам новый век, станет ли он звездным часом человечества или ввергнет нас в пучину ужасов и зла. И как мне кажется, все перемены, в сущности, касаются именно изменившегося положения самого человека на Земле. Если раньше он был не более чем одним из многих живых существ, живущих на планете, то теперь человек превратил ее в свою безраздельную империю.

    С тех пор как существует человечество, люди всегда бились над вопросом, что значит быть человеком и в чем состоит его земное предназначение. Поиски ответов на этот вопрос служили вечной темой философских и религиозных размышлений. Теперь, впервые в истории, появился новый мощный фактор, который необходимо принимать во внимание, размышляя о судьбах человечества. Этот фактор - огромное и все возрастающее материальное могущество самого человека. Это могущество возрастает по экспоненте, год за годом аккумулируя силы для дальнейшего роста. Однако развитие это в высшей степени сомнительно и неоднозначно, ибо оно может послужить на благо человеку только при разумном и сдержанном к нему отношении, при безрассудном же его использовании человеку грозит непоправимая катастрофа.

    В сущности, с тех самых пор, как появился венец творения - Человек, жизнь на планете постоянно и непрерывно изменялась, и его влияние стабильно росло на протяжении тысяч поколений. Теперь, однако, когда оно стало возрастать с поистине космической скоростью, судьба всех имеющихся форм жизни на Земле - в значительно большей степени, чем в прошлом,- зависит от того, что делает или чего не делает человек. Основной вопрос сегодня сводится к тому, как умудрится он разместить на Земле дополнительные миллиарды себе подобных и обеспечить всех их многочисленные потребности и желания. Какие еще живые существа окажутся новыми жертвами его триумфального исторического восхождения и расширения, за которые ответственным будет только он один?

    Под угрозой сейчас находится большинство оставшихся высших видов растений и животных. Те из них, которые человек избрал для удовлетворения своих потребностей, давно уже гибридизированы, приспособлены к его требованиям и выхолены с единственной целью - производить для него как можно больше пищи и сырья. На них уже более не распространяется дарвиновский закон естественного отбора, который обеспечивает генетическую эволюцию и приспособляемость диких видов. (А ведь до сих пор так и неизвестно, в какой мере одомашнивание снижает со временем сопротивляемость к болезням и паразитам.) Впрочем, и те виды, которым человек не смог найти непосредственного применения, тоже обречены. Их естественная обитель и их ресурсы были отняты и безжалостно разрушены в целеустремленном продвижении человечества вперед. Не менее печальная участь ждет и нетронутую дикую природу, которая все еще нужна как естественная среда обитания самого человека, для его физической и духовной жизни. Однако поднятая человеком грозная волна, если ее не приостановить, неминуемо настигнет и его самого. Ведь человек является результатом длительной естественной эволюции - процесса, в котором, как в сложнейшей ткани, тесно и прихотливо переплелись жизни тысяч и тысяч организмов. Сможет ли он сам выжить в роскошном замке, куда добровольно заточил себя, отгородившись от всего живого мира, взяв с собой лишь нескольких приближенных? Никогда еще судьба человека не зависела в такой степени от его отношения ко всему живому на Земле. Ведь, нарушая экологическое равновесие и непоправимо сокращая жизнеобеспечивающую емкость планеты, человек таким путем может в конце концов сам расправиться со своим собственным видом не хуже атомной бомбы.

    И это не единственное, в чем новая благоприобретенная мощь человека отразилась на его собственном положении. Современный человек стал дольше жить, что привело к демографическому взрыву. Он научился производить больше, чем когда бы то ни было, всевозможных вещей, и к тому же в значительно более короткие сроки. Уподобившись Гаргантюа, он развил в себе ненасытный аппетит к потреблению и обладанию, производя все больше и больше, вовлекая себя в порочный круг роста, которому не видно конца.

    Родилось явление, которое стали называть промышленной, научной, а чаще научно-технической революцией. Последняя началась тогда, когда человек понял, что может эффективно и в промышленных масштабах применять на практике свои научные знания об окружающем мире. Этот процесс идет сейчас полным ходом и все набирает и набирает скорость. Ведь непрерывный поток новых технологических процессов, различных приспособлений, готовых товаров, машин и оружия, который с поистине захватывающей дух скоростью выливается из технического рога изобилия, поглощает лишь часть непрерывно возрастающего объема научных знаний человека. Можно с уверенностью утверждать, что поток этот и дальше будет расти.

    Истоки этой почти зловещей благоприобретенной мощи человека лежат в комплексном воздействии всех названных выше изменений, а их своеобразным символом стала современная техника. Еще несколько десятилетий назад мир человека можно было - в весьма упрощенном виде, разумеется, - представить тремя взаимосвязанными, но достаточно устойчивыми элементами. Этими элементами были Природа, сам Человек и Общество. Теперь в человеческую систему властно вошел четвертый и потенциально неуправляемый элемент - основанная на науке Техника.

    Природа наделила свое последнее дитя - Человека - чувством благоговения перед таинством всего происходящего вокруг него, способностью задаваться вопросом, кто же создал все это. Созерцая бескрайние моря, бесконечные небеса и необъятные земли, он спрашивал себя, что скрывается за тем, что доступно его взгляду. Восхищаясь окружающими его животными и растениями, он пытался вообразить себе, какие диковинные звери, птицы и цветы могут водиться в неведомых ему дальних краях. Сталкиваясь со стихийностью и силой молний, ветров, волн и вулканов, человек сознавал свою беспомощность, все больше и больше склоняясь перед Природой, ощущая ее непостижимость и таинственность. Так он придумал Бога.

    Вторым элементом был сам Человек, вобравший в свою хрупкую оболочку всю радость и всю скорбь жизни. А по мере того как он открывал для себя все больше и больше и начинал размышлять о своем теле и мыслях, о теле и мыслях своих близких, своего потомства, о рождении и смерти, загадочность и таинственность все больше и больше обволакивали его, распространяясь и на него самого, и на его собственную судьбу. Так он связал с Богом не только Природу, но и самого себя. Потом он пошел еще дальше, наделил Бога человеческими чертами и почти вплотную подошел к тому, чтобы обожествить самого себя.

    Будучи существом общительным, человек держался себе подобных. Так возник третий элемент в виде семьи, клана, племени, общины, деревни. Постепенно Общество - этот третий элемент мира человека - расширялось, а вместе с тем росла его сложность, развивались и претерпевали изменения связующие его внутренние культурные узы. Все это благоприятствовало появлению тех, кто принимал или оказывал непосредственное воздействие на принятие большинства решений: патриархов, вождей, мудрецов, пророков, целителей, полководцев, судей, должностных лиц - всех тех, кого мы ныне причисляем к истэблишменту.

    Однако развитие организации и благополучное существование человека в этой среде были невозможны без соответствующих материальных условий. Он нашел путь к удовлетворению своих потребностей за счет ориентации и специализации собственных природных талантов. Развив их, он создал сначала примитивные, а потом и все более мощные и изощренные средства защиты и передвижения, а также всякого рода инструменты и механизмы. Они стали его искусственным миром, продолжением его физических способностей.

    Так что человеческая Техника почти так же стара, как и сам человек, и была она вначале скорее средством, чем самоцелью. Вплоть до недавнего времени человеку удавалось поддерживать разумное равновесие между тем материальным прогрессом, который она обеспечивала, и той социокультурной жизнью, которой она должна была служить. Теперь, когда техника в своей новой версии зиждется исключительно на науке и ее достижениях, она приобрела статус доминирующего и практически независимого элемента. Прежнее равновесие оказалось безвозвратно нарушенным. За последние годы результаты технического развития и их воздействие на нашу жизнь стали расширяться и расти с такой прямо-таки астрономической скоростью, что оставили далеко позади себя любые другие формы и виды культурного развития. Так что человек уже не в состоянии не только контролировать эти процессы, но даже просто осознавать и оценивать последствия всего происходящего. Техника, следовательно, превратилась в абсолютно неуправляемый, анархический фактор. Однако даже в том случае, если нам удастся поставить ее под надежный контроль, все равно она уже принесла в наш мир и будет продолжать вызывать в нем поистине эпохальные изменения. И новый факт здесь состоит в том, что - на радость нам или на горе - техника, созданная человеком, стала главным фактором изменений на Земле.

    Итак, человеческое развитие вступило в новую эру. С незапамятных времен человек, изобретая остроумные, но относительно бесхитростные приспособления, облегчающие ему жизнь, медленно, со скоростью черепахи, полз по пути прогресса. В начале текущего столетия темпы развития стали резко возрастать, машины стали больше и сложнее, но масштабы их все еще оставались «соизмеримыми» с самим человеком. Водораздел между двумя эпохами связан с появлением высокоразвитой техники и сложных искусственных систем в авиации и космонавтике, вооружении, транспорте, коммуникациях, информации, с использованием этих систем при сборе и обработке данных и т. д. Все эти технические новшества радикально изменили нашу повседневную жизнь. Гигантский мир, созданный человеком, не только ошеломлял нас, но порою производил пугающее впечатление. Гроздья сцепленных друг с другом человеческих и природных систем и подсистем - при всем том разнообразии, которое они приобретали в различных районах, - оказались прямо или косвенно связаны между собой. И сеть их опутала всю планету. Любое повреждение или нарушение в одной из этих систем может легко перекинуться на другие, приобретая порой характер эпидемий.

    Так пришел конец той культуре и образу жизни, которые вели свое начало от далекой эпохи неолита. Мое поколение еще успело насладиться последними плодами этой безвозвратно ушедшей поры, ее утонченностью, изысканностью и элегантностью. Сейчас все это стремительно исчезает из нашей жизни. И мы приходим в замешательство, размышляя о той непомерной власти, которая заставила всю планету сдаться на милость человека. Перед нами, как неясный еще мираж, манящий и соблазнительный, и в то же время полный угроз и неизвестности, Маячит век безраздельной империи человека.

    Эта глобальная человеческая империя располагает, в сущности, всем необходимым для того, чтобы затмить все предыдущие цивилизации. И в то же время вполне возможно, что ее ждет трагический конец грандиозной вагнеровской Валгаллы. По-видимому, мы сейчас слишком близки к поворотному пункту истории, чтобы рассмотреть в истинном, неискаженном виде возможные варианты будущего, к которому мы  идем.  Однако я уверен: нам никогда не найти дороги к спасению и новым, более высоким свершениям, если мы сначала не попытаемся понять, в чем суть нового положения человека в мире и какую новую роль и новую ответственность оно предполагает.

    Чтобы организовать обсуждение всех этих вопросов, я буду условно называть тотальной системой глобальную систему Природа - Человек - Общество - Техника; человеческой системой - ту ее часть, которая включает лишь последние три элемента, без Природы; и, наконец, природной системой, или экосистемой, - весь внешний мир.

    2. Новая роль человека

    Человек был чрезвычайно проворен, извлекая непосредственную пользу из тех технических возможностей, которые он столь стремительно приобретал. За последние несколько десятилетий он достиг гораздо более ощутимого материального прогресса, чем за многие предшествующие столетия. Для моего поколения было поистине волнующим зрелищем наблюдать, как человечество покоряет все новые и новые вершины знания, одерживает все новые и новые победы и продолжает свой триумфальный путь к новым высотам и свершениям. И это породило во многих людях новые стремления и потребности, которые называют «революцией растущих ожиданий».

    Моя мать часто рассказывала мне, что, когда я родился, она могла выглянуть из окна и увидеть, как де Лагранж парит над землей в своей допотопной летающей машине. А сейчас земной шар буквально опутан плотной сетью воздушных путей, а некоторые самолеты могут летать быстрее звука. Так сбылось одно из самых древних желаний человека - летать в небесах.

    Не менее захватывающие открытия сделаны человеком и в области  исследования космоса и тех сил, которые обеспечивают незыблемость Вселенной, несмотря на ее вечное движение. Наши современники, не пользуясь ничем, кроме собственного разума, смогли сформулировать общую теорию относительности, теорию расширяющейся Вселенной, открыть секрет происхождения элементов. Другие тем временем изобретали чрезвычайно сложное оборудование, обеспечивающее экспериментальную проверку этих теорий. А пока покорение этих неприступных вершин приближало нас к бесконечности, лежащей за пределами даже самой безудержной поэтической фантазии, на другом конце спектра познания мы проникли в тайны бесконечно малых величин. Расщепление атома, определение структуры ядра и обнаружение множества эфемерных частиц, а также расшифровка генетического кода, синтез рибонуклеиновой кислоты и многие другие открытия, выходящие за пределы моего понимания, - все это способствовало неумолимому разоблачению секретов материи и самой жизни. Конечно, Природа, подобно великому фокуснику, хранит в своих широких рукавах еще множество неразгаданных тайн и хитростей, однако человек и к ним подбирается все ближе.

    Это феноменальное расширение границ наших теоретических знаний привело к открытию таких вещей, как лазер, мазер, антиматерия, голография, криогеника и сверхпроводимость. Параллельно с этим не менее революционные достижения были отмечены и в прикладной сфере. Мы знаем их под именами витаминов, бульдозеров, пенициллина, инсектицидов, телевидения, радара, реактивных двигателей, транзисторов, карликовой пшеницы, противозачаточных пилюль и многого-многого другого. Такое экспоненциальное накопление научных знаний и технических навыков, новых машин и новых видов продукции позволило человеку приблизить область фантазии к границам реальности и рассчитывать на еще более блестящее будущее.

    Человек теперь может бороться и побеждать многие болезни, увеличить вдвое (по сравнению с предшествующими поколениями)  продолжительность жизни, существенно улучшить свой быт и рацион питания. Он усовершенствовал способы производства товаров и выпускает их теперь в невероятно массовых масштабах, он изобрел технические средства, которые могут быстро перенести его самого и его имущество через континенты и океаны, он может мгновенно связаться с кем угодно, в какой бы точке планеты он ни был. Он повсюду построил дороги, возвел дамбы, создал города, прорыл шахты, буквально завоевав и подчинив себе всю планету.

    Почувствовав хрупкость и слабость собственного мозга, человек взялся за работу и изобрел компьютер - верного электронного слугу, мнемонические и вычислительные возможности и скорость операций которого в тысячи раз больше тех, которыми располагает он сам. Наконец, в ослеплении гордыни человек решился вступить в прямое состязание с Природой. Сейчас он пытается овладеть огромной энергией материи, оседлав ядерную энергию; распространить свои владения за пределы Земли - первые шаги в этом направлении он уже сделал, вступив на поверхность Луны и послав приборы более детально исследовать солнечную систему; и наконец, изменить самого себя с помощью человеческой инженерии и манипулирования с генетическим материалом.

    Я менее всего склонен отрицать благородство всех этих свершений и планов, особенно если сравнить их с убогим, ограниченным и полным опасностей существованием, которое влачил род человеческий на протяжении предшествующих столетий. Однако вот уже несколько лет меня беспокоит и приводит в недоумение беспорядочный, стремительный характер этого лавинообразного человеческого прогресса, которому не видно ни конца, ни края. Точные науки и основанная на них техника достигли поистине гигантских успехов, однако науки о человеке, морали и обществе плетутся где-то далеко позади. И стала ли человеческая мудрость хоть в чем-то лучше, чем во времена Сократа? Все эти вопросы не перестают волновать меня, и всякий раз, когда я имею возможность обратиться к аудитории, я всегда подчеркиваю, насколько на первый взгляд сильные и прочные позиции человека на самом деле неустойчивы и опасны.

    Так или иначе, но из всего этого вытекает один непреложный и существенно новый факт. С оборонительных позиций, где он был полностью подчинен альтернативам самой Природы, человек стремительно перешел на позиции властелина и диктатора. И отныне он не только может воздействовать и действительно воздействует на все происходящее в мире, но также, вольно или невольно, определяет альтернативы своего собственного будущего - и именно Человеку предстоит сделать окончательный выбор. Иными словами, завоеванное им господствующее положение в мире практически вынуждает его взять на себя общие регулирующие функции. А они в свою очередь предполагают - хочет того человек или нет - уважение к тем сложным системам, в которых тесно переплетаются интересы человека и окружающей его природы. Разгадав множество тайн и научившись подчинять себе ход событий, он оказался теперь наделенным невиданной, огромной ответственностью и обречен на то, чтобы играть совершенно новую роль арбитра, регулирующего жизнь на планете, включая и свою собственную жизнь.

    Эта новая роль человека возвышенна и благородна, ибо ему предстоит выполнять те функции и принимать те решения, которые он ранее относил исключительно на счет мудрости Природы или считал прерогативой Провидения. Говоря словами Джулиана Хаксли, «его роль, хочет он того или нет, в том, чтобы быть лидером эволюционного процесса на Земле, и человеку придется взять на себя руководство этим процессом, с тем, чтобы ориентировать его в благоприятном для всех направлении».

    Не вызывает никаких сомнений, однако, что человек пока еще не выполняет этой роли. Он даже и не начал осознавать, что обязанности его круто изменились и толкают его именно в этом направлении. Он все еще тратит значительную часть моральной и физической энергии на пустячную, случайную работу и мелкие перебранки, которые, возможно, и имели раньше какой-то смысл, но теперь, в его имперский век, тщетны, бесполезны и абсолютно ему не к лицу. Он все еще склонен наделять технику почти мистическими свойствами, надеясь, что она может преодолеть любые трудности, решить практически любые проблемы, автоматически проложить путь к блестящему будущему. Веря в почти  безграничные возможности и всесилие техники, человек, однако, закрывал глаза на то, что при всем своем могуществе техника лишена интеллекта, не способна к рассуждениям и не умеет ориентироваться в нужном направлении. И именно человек - ее хозяин - призван модулировать и направлять ее развитие.              

    По мере того как возрастало могущество современного человека, все тяжелее и ощутимее становилось отсутствие в нем чувства ответственности, созвучного его  новому статусу в мире. У него, так сказать, хватило ловкости похитить огонь у богов, но не было их мастерства и мудрости, чтобы им воспользоваться. И в этом он уподобился неловкому ученику чародея, вынужденному корчить из себя великого волшебника. Могущество без мудрости сделало его современным варваром, обладающим громадной силой, но не имеющим ни малейшего представления о том, как применить ее.

    Снова и снова размышляя над этим, я все более убеждался, что нынешний глобальный кризис - где все элементы человеческой системы оказались неуравновешенными друг с другом - является прямым следствием неспособности человека подняться до уровня, соответствующего его новой могущественной роли в мире, осознать свои новые обязанности и ответственность в нем. Проблема в самом человеке, а не вне его, поэтому и возможное решение ее связано с ним; и отныне квинтэссенцией всего, что имеет значение для самого человека, являются именно качества и способности всех людей. Этот вывод, который не раз подтверждался в моей практике, оказывается справедливым и в гораздо более широком контексте. Его можно выразить следующей аксиомой: наиболее важным, от чего зависит судьба человечества, являются человеческие качества - и не только отдельных элитарных групп, а именно «средние» качества миллиардов жителей планеты. 

    3. Большие беспорядки под небесами

     Рассмотрим сложившуюся сегодня в окружающем нас мире сложную ситуацию, чтобы убедиться, что нынешние затруднения человечества коренятся в недостатках самого человека. В стремлении обеспечить исключительно собственный комфорт и благополучие нынешние поколения часто бездумно и без разбора грабят и засоряют Землю. Я не устаю повторять, что сегодня за материальные, как правило, краткосрочные выгоды часто продаются этические и моральные ценности, проституируется наука, которую заставляют служить интересам, прихотям и престижу только самых богатых и влиятельных людей, что позволило отдельным избранным группам человечества пожинать все плоды в ущерб остальным и будущим поколениям. Этих людей нисколько не смущает, что они в социальное наследство будущим поколениям могут оставить напряженность и беспорядок на перенаселенной планете. И пока будет длиться человеческая история, люди, возможно, будут с восхищением вспоминать нынешнее поколение за его изобретательность и мастерство, но, уж конечно, помянут его недобрым словом за то, что оно пренебрегло или злоупотребило своими уникальными возможностями.

    Мы никогда не должны забывать, что именно самые развитые страны, которым следовало бы подать совершенно другой пример, стремясь приобрести еще больше власти на земле, в воздухе и на морях, развязали первую мировую войну. Размах конфликта и число жертв были беспрецедентными в истории человечества. Но урок этот никого ничему не научил. Потребовалось не так уж много времени, чтобы проросли и набрали силу зловещие зародыши нацизма и фашизма - и вот уже, вдохновленная теорией, что сильный всегда прав, на планету низверглась вторая мировая война. Смутно предвидя, что в недалеком будущем они могут почувствовать нехватку жизненного пространства и сырья, сильные государства сочли своим «святым» национальным долгом захватить и присвоить чужие земли и ресурсы. На этот раз конфликт оказался еще более ужасным и разрушительным, так как появилась новая техника и более совершенное оружие. В концентрационные лагеря и лагеря смерти сгонялось не только военное, но и гражданское население, независимо от возраста и пола. Вслед за большими войнами по Земле прокатилось множество локальных и гражданских войн, которые оказались не менее грязными и кровавыми. И эта эскалация ужаса еще далеко не кончилась.

    Сейчас сдерживающим фактором третьей мировой войны служит шаткое равновесие, поддерживаемое равным взаимным страхом. В 1944 году ядерного оружия еще не существовало. В следующем году на большие города были сброшены две атомные бомбы. Сегодня запасы готового к использованию термоядерного взрывчатого вещества, приходящиеся на каждого жителя планеты, эквивалентны 15 тоннам тринитротолуола, а суммарная взрывчатая мощность только тактического ядерного оружия, размещенного в Европе, более чем в тридцать раз превышает мощность всего оружия, использованного в период второй мировой войны, а также войн в Корее и Вьетнаме, вместе взятых. При всей нелепости и абсурдности столь грандиозных масштабов производства средств уничтожения Соединенные Штаты, по оценкам специалистов, ежедневно производят три ядерные боеголовки. И одновременно с этим разрабатываются новые, не менее смертоносные виды химического, микробиологического и лазерного оружия, ведутся работы, направленные на возможность изменения климата и природной среды обитания в военных целях.

    Наконец-то появилась возможность осуществить тщательно запланированный и основанный на использовании научных методов геноцид в самом полном и окончательном смысле этого слова, - геноцид, имеющий целью уничтожение человечества как вида. Никто, в сущности, не хочет новой большой войны, однако для этого исподволь неуклонно подготавливаются все необходимые условия, и никто не хочет позаботиться о том, чтобы обезвредить опасные детонаторы. Неизвестно, будут ли и дальше оставаться без применения эти сверхсмертоносные запасы? Не появится ли в последний момент какой-нибудь новый Нерон, Аттила, Чингисхан или Гитлер, чтобы воспользоваться благоприятной возможностью и подавить или уничтожить сразу большую часть человечества?

    А пока идут эти безумные приготовления, положение в мире продолжает ухудшаться и на других фронтах. Численность мирового населения приближается к поистине кошмарному уровню. Непрекращающееся размножение человеческого рода стало предметом широких дебатов во всем мире, однако и в них слепая вера в благоприятный исход, идеологические баталии одерживают, к сожалению, верх над объективными оценками и здравым смыслом. Факты, свидетельствующие о численности жителей планеты, их распределении, феноменальном росте и урбанизации, сейчас широкоизвестны, однако вряд ли будет лишним привести здесь некоторые цифры.

    В 1925 году, когда я был еще юношей, мировое население составляло всего лишь половину нынешнего. Чтобы оно возросло с 1 до 2 миллиардов, потребовалось 75 лет. Следующий миллиард добавился только за 37 лет - в сущности, в 1962 году нас было уже три миллиарда. Еще один миллиард прибавился всего лишь за 13 лет, поскольку в 1975 году мировое население фактически достигло четырехмиллиардного уровня. И отныне, насколько можно судить по наметившимся тенденциям, каждое десятилетие будет прибавлять в среднем по одному миллиарду, что соответствует общемировому населению в 1850 году. Прямо мороз пробирает, как только подумаешь, что через 10 лет нас будет пять миллиардов, а в 1995 году - шесть, в три раза больше, чем в 1925 году. Интересно, как можно будет жить в таком муравейнике?

    До недавнего времени считалось возможным игнорировать печальные последствия бесконтрольного демографического давления и связанных с ним перегрузок. Но даже тогда, когда официальные власти действительно проявляют озабоченность кардинальной для нашего времени проблемой народонаселения, то и она, как правило, носит исключительно количественный характер.

    Люди рассматриваются главным образом как биологические организмы, экономические существа или - в несколько более общем виде - как   потребители. И основное внимание, таким образом, почти исключительно направлено на материальные потребности их существования. При этом прочие важнейшие потребности, желания и стремления, связанные с социальной, культурной и духовной природой человека, рассматриваются как не главные, второстепенные.

    Рассуждения по вопросу  народонаселения,  как правило, носят абсолютно некритический, лжепатриотический, риторический характер, восхваляя и ставя в исключительное положение «свой народ» и относя к «другим» всю критику и все недостатки. При этом не проводится никакого глубокого, содержательного качественного анализа того, смогут ли люди жить в гармонии с сегодняшним днем и нынешним веком. В сущности, единственным, что действительно в этой связи заботит современное общество, оказываются проблемы образования и занятости. При этом весьма мало внимания уделяется такому важному вопросу, как способность людей ответственно жить и работать в конкретном, реальном, сегодняшнем мире, и еще меньше - возможностям саморазвития личности и не использованным еще потенциям, которые могли бы помочь людям приспособиться к жизни в еще более сложном будущем.

    Иначе говоря, проблемы и политика в области народонаселения никогда не связываются с такими первичными, основными факторами, как качества жителей отдельных стран, регионов или мира в целом, их способность и готовность принять вызов и наилучшим образом воспользоваться преимуществами своего нового, изменившегося положения в мире (как сейчас, так и в будущем). Это может в значительной степени объяснить, почему весь мир переживает сейчас такие жестокие затруднения, совершенно не совместимые с достигнутым уже материальным уровнем жизни. Лишь немногие, в сущности, чувствуют себя хорошо и легко в этом мире. А между тем мне, как я уже отмечал, представляется совершенно бесспорным, что определяющее значение в любом человеческом предприятии имеют качества самих действующих лиц-и в мире в целом не менее, чем в футбольном матче, театральном спектакле, семье или полярной экспедиции. Таким образом, устрашающие проблемы, которые сопряжены с мировым демографическим взрывом, оказываются тесно связанными с неадекватным уровнем готовности людей жить в наше время.

    Давайте теперь перейдем к другим аспектам глобального кризиса. Несмотря на приоритет, который мы догматически склонны приписывать материальной стороне жизни, даже в этой сфере наши свершения вряд ли можно считать полными и бесспорными. Мировое производство продовольствия, товаров и услуг не соответствует мировому спросу. Для многих людей экономическое развитие остается всего лишь миражем. 60-е годы, объявленные Организацией Объединенных Наций «Первым десятилетием развития», истекли, оставив чувство глубокого разочарования. Еще менее обещающим выглядит текущее десятилетие. Безудержная инфляция продолжает разъедать мировую экономику.

    Серьезные трещины в мировой экономической системе были достаточно очевидными еще до того, как разразился нефтяной кризис. Промышленные страны допустили в своих оценках весьма серьезную ошибку. Опьяненные дешевой нефтью, они тешили себя иллюзией, что изобилие будет продолжаться бесконечно. К этому и прочим столь же неверным допущениям прибавились еще и измышления об экономике изобилия и расточительства (иллюзии, рожденные дешевой нефтью - Прим. ред.), что увеличивало надежды на все более светлое будущее. От этого несбыточного «нефтепроводного сна» многие были грубо разбужены в 1973 году, когда превзошло четырехкратное повышение цен на нефть. Это шок - при всей сложности проблем, которые он вызвал, - был все-таки благотворным. Если бы мировая экономика по-прежнему продолжала легкомысленно расширяться еще 5 - 10 лет, то неминуемые все равно пересмотр и переоценка ценностей могли бы привести к еще более ужасающим последствиям. Кажется, однако, что и этот урок не пошел на пользу. Еще до конца не оправившись от последствий относительно слабого нефтяного наркотика, жаждущие топлива страны оказались загипнотизированными ядерной энергией, еще более сильным и опасным наркотиком, если общество не будет заранее достаточно хорошо подготовлено к ее использованию.

    Постоянно страдающий от противоречивых политических курсов основных стран и блоков, весь в грубых, наспех поставленных заплатах, существующий международный экономический порядок явно трещит по всем швам. Недальновидность и освященные законом права собственности пока что препятствуют его существенному обновлению. А между тем противоречия между странами, производящими нефть и другие виды сырья, и странами, которые их импортируют, создают новые очаги напряженности в мировой экономике. В случае, например, внезапного истощения запасов зерна в мире весьма драматичной может оказаться не только ситуация с нефтью, но и с продовольствием. Кому в таком случае страны-экспортеры, главным образом Соединенные Штаты и Канада, должны будут в первую очередь продавать свои излишки? И на каких экономических и политических условиях? Необходимость обращаться к некоей сортировке - решать, кто должен быть спасен, если нельзя спасти всех, - представляется весьма мрачной перспективой. Но если - как это ни печально - события заставят прибегнуть к подобной мере, нельзя передавать решение таких вопросов нескольким избранным странам, ибо это может наделить их весьма зловещей властью над жизнями всех голодных мира сего. Однако в мире пока еще не создано никаких международных механизмов, которые обеспечивали бы решение подобных человеческих, моральных и политических проблем.

    В то же время приходится констатировать, что библейский бич голода приобрел сегодня мегаразмеры. Даже по весьма умеренным оценкам, число постоянно голодающих людей составляет в мире 500 миллионов! Эти цифры, однако, раскрывают лишь часть истины. Настоящее число всех недоедающих, больных, неграмотных, безработных и прочих обездоленных людей, оказавшихся на дне общества, возможно, вдвое больше - во всяком случае, больше, чем когда бы то ни было в прошлом, - а сегодня все продолжает расти. Особенно плачевно положение беднейших среди бедных - тех, кого называют сейчас в прессе «четвертым» миром.

    Как сообщал недавно президент Мирового банка, около 800 миллионов из двух миллиардов жителей (тех стран, которые обслуживает эта организация) «загнаны в такие скудные условия жизни, которые препятствуют реализации заложенного в них от рождения генетического потенциала; условия жизни столь унизительны, что они оскорбляют человеческое достоинство, и вместе с тем подобные условия жизни так широко распространены, что они как будто бы уготованы им самой судьбой».

    Никто не знает, как решать эти огромные и сложные проблемы. Более того, многие развитые страны и сами попали недавно в спираль все возрастающих и обостряющихся проблем безработицы, экономического застоя или прямого упадка. К некоторым из них сейчас даже применяют новый термин - страны, переживающие период заката, - и среди первых претендентов на это звание стоят Италия и Великобритания. В общем, оказались нарушены сами устои международной торговли, рынок капитала существенно подорван, денежная система переживает постоянные затруднения. Меры, предпринятые в порядке самозащиты в рамках отдельных стран, являются не более чем паллиативами и наносят весьма ощутимый ущерб всей мировой экономике в целом.

    Богатые страны некогда утверждали, что только эффективность экономической системы в состоянии проложить путь ко всеобщему процветанию и покончить с мировым неравенством. Теперь, когда им самим постоянно угрожает кризис, они все более и более озабочены собственными проблемами. Их хваленая эффективность теперь повсюду вызывает сомнения, а мировое неравенства между тем остается вполне реальным - и более нетерпимым, чем когда бы то ни было прежде. И те, кто страдает от него, прекрасно понимают, что его не уменьшить ни ободряющими благими пожеланиями, ни неясными обещаниями. Единственное, что может здесь помочь, это конкретные действия, предпринятые в широких масштабах и согласованные на мировом уровне.

    При такой конъюнктуре можно не сомневаться, что, пока не будут, наконец, достигнуты международное взаимопонимание, доверие и сотрудничество, состояние мировой экономики будет и дальше ухудшаться. Безмятежные дни растущих ожиданий канули в прошлое, и, возможно, уже навсегда. Более того, над нами сейчас вновь навис мрачный призрак великой мировой депрессии 1929 года, со всеми ее печальными последствиями, страданиями, беспорядками и политическим экстремизмом, и он в любой момент может стать реальностью, если мы будем по-прежнему допускать ошибку за ошибкой. Причем в наши дни мировая депрессия может стать еще более ужасающей. Но, даже несмотря на эти мрачные перспективы, никто, кажется, не проявляет пока готовности предпринять реальные шаги, направленные на решение проблемы изменения мира.

    Неудивительно, что от всех этих трудностей страдает также и экосреда. Сейчас начали постепенно терять силу все движения и кампании, направленные на защиту вод, атмосферы, почвы и биосферы от дальнейшего загрязнения. Еще несколько лет назад все эти проблемы приобретали во многих странах все большую и большую популярность среди широких слоев населения, хотя порой и не встречали особенно активной поддержки в официальных кругах. А сегодня как политики, так и рядовые люди пытаются оправдать свое преступное пренебрежение к этим проблемам необходимостью решать другие, более неотложные задачи. Спору нет, они действительно порой вполне реальны, однако вряд ли это может служить серьезным оправданием    использования    нашей    научно-технической мощи для продолжающегося насилия над Природой.

    Еще более неблагополучное положение сложилось в области политической организации общества. Прямо на наших глазах вступила в стадию кризиса и упадка конституционно-демократическая система Запада. Являются ли эти симптомы свидетельством необратимого угасания? И сможет ли эта форма правления выдержать новые, еще более жестокие испытания, которые ждут нас впереди? В данный момент ответы на все эти вопросы представляются не слишком утешительными. И - что весьма печально - не только в странах Запада сложилось столь тяжелое положение, в других оно тоже не лучше, хотя и по совершенно иным причинам. Кризис традиционной демократии никоим образом не уравновешивается более здоровым институциональным устройством остальной части мира, и переживаемый этими странами кризис отнюдь не облегчает политические недуги в других местах.

    Общественное мнение во всем мире чаще всего складывается путем получения информации через официальные каналы, где она ретушируется и искусно подгоняется под существующие стереотипы; его редко можно выразить свободно. Политическая структура многих развивающихся стран весьма нестабильна или воссоздает   «демократический»   образец   Запада. С 1960 года в развивающихся странах более 200 раз предпринимались попытки или совершались военные перевороты. Только в одной Африке после деколонизации было свергнуто тридцать пять правительств. В мире ежегодно растет число военных режимов. И хотя они, одержав верх внутри страны, обычно не проявляют после этого заметной склонности к военным авантюрам за ее пределами, это с лихвой компенсируется жесткой внутренней политикой, направленной на то, чтобы железной рукой подавить права и свободы своих сограждан.

    Все это свидетельствует о том, что весьма значительная часть мирового населения не имеет ни возможности, ни привычки открыто и свободно выражать свое мнение по политическим вопросам. Можно ли ждать в таких условиях, что качества и поведение жителей планеты будут соответствовать масштабу стоящих перед ними проблем?

    И, что еще больше осложняет положение, функциональной единицей современного общества до сих пор остается суверенное государство.

    Все это, как напомнил нам Эрвин Ласло, «не что иное, как продолжение вестфальской логики: концепция роли и статуса национального государства была впервые постулирована в 1648 году Вестфальским мирным договором, положившим конец Тридцатилетней войне». Политический порядок и в национальных, и в международных масштабах - или, вернее  сказать,   беспорядок - со всеми крайностями основанного   на   технике   высокоинтегрированного общества, стремительно завоевывающего мир, еще в меньшей степени соответствует велению времени, чем порядок экономический.

    Ответ на вопрос, почему сегодня мир оказался до зубов вооруженным, будет неполным, если мы не учтем устаревшую, порой напоминающую сюжеты Кафки, геополитическую структуру - идеальную питательную среду для всякого рода раздоров и конфликтов. В этих условиях можно только поражаться, как до сих пор нам удается избежать третьей мировой войны, - но нельзя же постоянно рассчитывать на чудо. Человеческой системе не излечиться от предрассудков и ненависти, пока она не найдет способов приспособиться к современной действительности. Вьетнамская трагедия со всей очевидностью показала, к каким чудовищным последствиям может привести сочетание современной техники с устаревшими «стратегическими» концепциями. Она завершилась морально-политическим поражением не только США, но и всего мира, который это допустил.

    Устаревшие концепции и институты служат питательной средой для непрекращающегося соперничества между великими и даже малыми державами, а оно в свою очередь способствует поддержанию и выживанию сложившейся системы; в результате повсюду - как в отношениях между отдельными странами, так и внутри их - господствуют или нарастают политическая, социальная, расовая и даже религиозная нетерпимость, угнетение и раздоры. За последние несколько лет были разорваны на части, испытали те или иные формы гражданского насилия или внутренних конфликтов, кроме Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, также такие страны, как Индонезия, Нигерия, Бангладеш, Чили, Кипр, Ольстер, Судан, Греция, Эфиопия, Португалия, Ангола, Тимор, Родезия, Ливан и Аргентина. Напрашивается вопрос, кто будет следующим в этом списке.

    Человечество не живет сейчас в мире с самим собой. Чтобы создать условия для мирной жизни на планете, недостаточно простого отсутствия войн, контроля над вооружением или разоружения, мало найти способы предотвращения или разрешения конфликтов. И сколько бы ни подписывалось различных международных документов, все равно в нынешних условиях, пока общество остается несправедливым и разделенным на части, не видать человечеству мира. В наше время глобальная человеческая империя представляет собой то необходимое всем нам социальное изобретение, которое ждет еще своих изобретателей, и эту культурную ценность, прежде чем она будет усвоена обществом, люди должны открыть в самих себе. Но до всего этого нам еще очень далеко.

    В мире никогда еще не царил такой беспорядок, и никогда прежде не было такого количества различных опасностей для мира. Именно поэтому никогда прежде не было такого смятения в человеческой душе.

    4. Накануне еще более важных перемен

    Много лет я размышлял над тем, какие же шаги должен предпринять человек, чтобы свернуть с гибельного пути. Исследуя сложность беспредельно большого и проникая в тайны бесконечно малого, он постиг единство Вселенной и открыл отдельные элементы того природного порядка, который объединяет все сущее на свете. Однако в этом процессе познания он не уделил достаточного внимания тому, что находится между двумя крайностями и что на самом деле важнее всего для него самого, - его собственному миру и своему месту в нем. Это и стало ахиллесовой пятой современного человека.

    Здесь можно выделить два аспекта. Один из них касается самого человека и его поведения, которое мы должны лучше понять. Исследования и размышления на эту в высшей степени волнующую тему начались еще на заре развития философии и медицины; проблемы эти неисчерпаемы, а процесс их познания бесконечен. Но не этот аспект я имею в виду прежде всего. Второй из них, имеющий более непосредственное и важное в свете сегодняшних проблем значение, касается взаимосвязей человека и окружающей его среды, на которую все более активно влияют результаты человеческой деятельности. Именно здесь существуют в высшей степени опасные пробелы, связанные с недостаточным осознанием пределов и последствий деятельности человека в мире; эти пробелы необходимо немедленно восполнить - но как?

    Если бы для решения этой задачи было необходимо немедленно менять человеческую натуру, положение было бы просто безнадежным. Нет, начинать надо с того, что поможет привести в соответствие человеческое восприятие и, следовательно, способ существования и образ жизни человека с реальным сегодняшним миром и способностью человека изменять мир, которую он недавно приобрел. Нужна не биологическая, а культурная эволюция, и, хотя процесс этот может оказаться длительным и сложным, осуществление его вполне в пределах наших возможностей.

    Нам удалось усовершенствовать отдельные качества атлетов, космонавтов и астронавтов, улучшить машины, приборы, материалы, породы кур, свиней и сорта кукурузы, преуспели мы в повышении производительности труда, увеличили возможность человека быстро читать, научились разговаривать с компьютерами. Но мы никогда даже не пытались сделать более острым восприятие своего нового положения в мире, повысить осознание той силы, которой мы теперь располагаем, развить чувство глобальной ответственности и способность оценивать результаты своих действий. Я не сомневаюсь, стоит нам только попробовать, мы преуспеем и на этом пути, так как каждый новый шаг будет со всей очевидностью доказывать, что дальнейшее движение в этом направлении соответствует нашим коренным интересам. Перед нами непочатый край возможностей улучшения человеческих качеств.

    В этом - основа моего оптимизма, моей веры в то, что положение еще можно исправить. В то же время, хотя улучшение человеческих качеств так необходимо теперь, оно так сложно, что для достижения этой цели потребуется мобилизовывать волю, способности и возможности жителей всей Земли многие десятилетия. Тем временем, однако, человечество будет продолжать размножаться. Не удастся также остановить и огромную, созданную человеком неуправляемую техническую машину, которая работает сегодня на полную мощность. Все это означает, что грядущие изменения в человеческой системе, скорее всего, окажутся гораздо значительнее тех, которые происходили ранее. И поскольку пока неизвестно, сможет ли человечество поставить под контроль свою численность и жестокую силу своей технической машины и когда все это произойдет, сегодня можно встретиться с самыми крайними, порой исключающими друг друга альтернативами будущего.

    Сможет ли человечество в один прекрасный день рассеять все нависшие над ним угрозы и беды и создать зрелое общество, которое мудро управляло бы и разумно распоряжалось своей земной средой? Сможет ли это новое общество покончить с нынешним расколом и создать действительно глобальную, стабильную цивилизацию? Или, чтобы избежать более тяжелых кризисов, человечество предпочтет еще в большей степени доверить свою судьбу технике, развивая, как то с надеждой предсказывают абсолютизирующие роль науки футурологи, «постиндустриальные» или «информационные» модели общества? Окажется ли этот путь чудотворным выходом из нынешнего тупика и не погибнет ли окончательно человек со всеми своими ограниченными возможностями, слабостями, стремлениями и духовностью в системе, которая будет далека и чужда его природе? Не приведет ли, в конечном счете, этот выбор к созданию чисто технократического, авторитарного режима, где работа, закон, организация общества и даже информация, мнения, мысли и досуг будут жестко регламентироваться центральной властью? Сможет ли в этих условиях функционировать плюралистическое общество как единое целое?

    Или человечество окажется настолько подавленным собственной сложностью и неуправляемостью, что для него станет реальной перспектива окончательного распада и гибели? Не захотят ли более богатые в тщетной попытке отмежеваться от общей судьбы окопаться в оазисах относительной безопасности и благополучия? Не приведет ли это к новому, более глубокому расколу общества на кланы? Какие еще последствия, рациональные или иррациональные, могут вытекать из нашего нестабильного настоящего? И можно ли считать абсолютно исключенной и неправдоподобной возможность самой страшной апокалипсической катастрофы, которая заклеймит человеческую судьбу на многие века, а возможно, и навсегда? Когда и в какой форме нам может особенно угрожать эта опасность?

    Можно нарисовать бесконечное множество различных сценариев будущего, более или менее правдоподобных, но, разумеется, ни один из них не сможет претендовать на абсолютный. Напряженная ситуация, в которой оказались живущие ныне на Земле, является прямым следствием того, что делали и чего не делали в предшествующие годы наши предки и даже мы сами. В исторической перспективе не так уж важно, как распространены среди людей те или иные достоинства и недостатки. И даже если кто-то когда-то в будущем понесет ответственность за что-то, сделанное или не сделанное в прошлом, от этого будет немного пользы. Важнее всего глубоко задуматься сегодня, что будет с миллиардным населением планеты завтра - а это почти исключительно зависит от того, что мы все вместе отныне будем или не будем делать.

    Из всех этих рассуждении следует, на мой взгляд, вывод, что положение сейчас чрезвычайно серьезное и время работает не на нас, но у нас еще есть хорошие шансы взять судьбу в свои руки - при условии, что мы сконцентрируем всю свою энергию, все лучшее, что есть в нас, на решении этой в высшей степени важной и неотложной задачи. Если мы сможем сделать это поистине критическое усилие, то я уверен, что, с известными ограничениями, будущее человечества может стать таким, каким мы все, коллективно хотим его видеть. И вопрос лишь в том, с чего начать.

    Девятнадцать столетий назад римский писатель Колумелла, изучая самую важную тогда сферу деятельности - сельское хозяйство, справедливо заметил, что оно нуждается в человеке, который знает, который хочет и который может. Современный человек, решившийся в наши дни взяться за беспрецедентное мероприятие - создание глобальной империи, опрометчиво опрокинул эту логическую последовательность, ибо он может, но пока что не хочет, потому что не знает. Мы должны исправить такое положение вещей, и первым из множества предстоящих дел должно стать понимание реального мира и нашего положения в нем.

    <<назад--|--содержание--|--далее>>

    Главная | О сайте | Наши проекты | История | Старые хохмы | Прочее | info@voroh.com
    © 2011 Voroh.com All Rights Reserved