voroh.com
собрание разрозненных фактов
ok

infhist.voroh.com - Интернет проект Компьютерная история в лицах - это сайт, посвященный людям, внесшим весомый вклад в развитие вычислительной техники и информационных технологий.

далее...


comm.voroh.com - На сайте представлена классическая марксистская литература, публикации коммунистической направленности. В разделе "Фотоальбом" выложены плакаты и фотографии советских лет.

далее...


carroll.voroh.com - На сайте представлены наиболее известные произведения классика английской литературы Льюиса Кэрролла.

далее...

Нам предстоит разговор о будущем. Но рассуждать о будущих розах - не есть ли это занятие по меньшей мере неуместное для человека, затерянного в готовой вспыхнуть пожаром чаще современности? А исследовать шипы этих еще несуществующих роз, выискивать заботы праправнуков, когда мы не в силах управиться с изобилием сегодняшних, - не покажется ли все это попросту смешной схоластикой?

Станислав Лем, "Сумма технологии"



Реклама
  • С. Я. Афтенюк, А. Г. Морарь Критика антикоммунистических извращений истории Советской Молдавии


    II. КРИТИКА БУРЖУАЗНЫХ ИЗВРАЩЕНИЙ
    СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО И КОММУНИСТИЧЕСКОГО
    СТРОИТЕЛЬСТВА
    В МОЛДАВСКОЙ ССР

    Одной из основных задач, которую ставит монополитическая буржуазия перед средствами массовой информации и пропаганды — это попытка не только фальсифицировать историю образования и развития советской государственности молдавского народа, но также извращать историю социалистических преобразований в республике, историю развития промышленности, сельского хозяйства, культуры для того, чтобы духовно подавить сознание трудящихся масс в капиталистических странах, формировать выгодное господствующему классу антикоммунистическое сознание, путем регулирования потока ложной информации о построении социализма и коммунизма в союзных республиках Советского Союза, в том числе и в Молдавской ССР.

    При анализе буржуазной историографии выявляется тот факт, что антикоммунисты извращают прежде всего теоретические принципы построения социализма и коммунизма в нашей стране. Особенно эти проблемы были подняты на щит буржуазной пройагандой в связи с принятием XXII съездом партии новой Программы КПСС.

    Грубо извращая содержание этого важного партийного документа, сложившиеся исторические условия развития нашей страны, буржуазные авторы стремятся представить перед западными читателями строительство социализма и коммунизма в нашей стране с ярлыком «империализма». Так, западногерманский историк Б. Мейснер пишет о том, что «признание новыми» руководителями Коммунистической партии «новой Программы КПСС, не говоря о двадцатилетнем плане, показало, что они думают упорно придерживаться империалистических целей. Только при их осуществлении они будут поступать осторожнее»[«Ist der Osten Noch ein bloke?. Hrsg. von Richard Lowental. Stuttgart, Berlin, Koln, Mainz, 1967, S. 24.]. В действительности проект Программы КПСС был полностью одобрен июньским (1961 г.) Пленумом ЦК нашей партии, широко, обсужден и единогласно одобрен коммунистами, всеми трудящимися Советского Союза. Программа КПСС, принятая на XXII съезде партии, является великим политическим и теоретическим документом коллективного разума, чести и совести, мысли и дела всей Коммунистической партии Советского Союза. Выводы и положения Программы КПСС представляют собой закономерное продолжение идей Маркса и Энгельса о строительстве социализма и коммунизма, которые в новую историческую эпоху обогатил и развил В. И. Леннн. Она сохраняет полную преемственность с двумя предшествующими программами нашей партии, освещает итоги построения социалистического общества и указывает перспективы развития всех народов земного шара.

    В условиях всепобеждающих идей социализма и коммунизма во всем мире, буржуазные историки приписывают социализму нарицательный и непопулярный на западе термин «империализм», свойственный современной стадии развития капитализма. Буржуазная наука доводит до крайней степени сознательное извращение действительности в целях оправдания и приукрашивания насквозь прогнившего капиталистического строя.

    Ученые лакеи буржуазии и ее правосоциалистические прислужники путем распространения различных теорий, как, например, о «народном капитализме», об обществе «всеобщего благоденствия», отказываются от названия буржуазного строя — капитализма и его высшей стадии — империализма лишь бы временно отсрочить историческую обреченность, закономерную и неизбежную гибель буржуазного строя. Поэтому они приписывают название «империалистический» социализму, внутренней и внешней политике коммунистической партии Советского Союза.

    Задачи, поставленные Программой Коммунистической партии Советского Союза, уже практически претворяются в жизнь во всех союзных республиках Советского Союза. Об этом свидетельствует, в частности, пример Молдавской ССР, трудящиеся которой за период пятидесятилетней истории своей республики под руководством Компартии Молдавии добились крупных успехов в развитии всех отраслей народного хозяйства, в решении социальных задач, в повышении своего материального и культурного уровня жизни.

    Генеральный секретарь ЦК КПСС тов. Л. И. Брежнев, указывая на огромные успехи, достигнутые Молдавской ССР в социалистическом и коммунистическом строительстве в послевоенный период, сказал в 1972 году: «Республика стала одной из житниц страны, одним из крупнейших центров садоводства и виноделия. А объем продукции ее промышленности вырос в 31 раз»[«50 лет образования Союза Советских Социалистических Республик». М., Политиздат, 1972, стр. 21.].

    Претворяя в жизнь решения XXIV съезда КПСС и XIII съезда КП Молдавии, трудящиеся республики добились в третьем решающем году, девятой пятилетки еще больших успехов. Национальный доход по сравнению с 1972 годом увеличился в 1973 на 7,6 процента, промышленная продукция — на 9 процентов, сельскохозяйственная — на 11 процентов[«Молдова Сочиалистэ», 3 фебруарие 1974.].

    Прогрессивная печать капиталистических стран с большим удовлетворением отмечала величественные достижения молдавского народа в социалистическом и коммунистическом строительстве.

    В начале 1968 года канадский журналист Берт Уайт, посетивший в конце 1967 года нашу республику, писал на страницах газеты «Канадиэн трибюн», что «сегодняшняя Молдавия — цветущая республика»[«Canadian Tribune», 1968; N 1579, р. 9.]. Он подчеркивал, что «Молдавия, одна из самых молодых советских республик, знаменита своими бесконечными садами, виноградниками, солнцем, светящим круглый год... Если ко всему этому приятному прибавить еще и три с половиной миллиона дружелюбных людей, стабильную и расцветающую индустриальную базу, получится полная картина современной Молдавии»[Ibidem].

    Однако за рубежом существует немало реакционных сил, которые стараются извратить историческую правду об опыте построения социализма и коммунизма в Молдавской ССР. Известный на Западе антикоммунист Валтер Коларз вообще отрицал, например, правомерность политического, социально-экономического и национального статуса Советской Молдавии. Он писал: «Хотя семь советских республик имеют меньшее число жителей, чем МССР, она является найменее жизнеспособной из так называемых «государств членов» Советского Союза. Советская Молдавия ни с географической, ни с этнической, ни с исторической точки зрения не образует разумной политической картины. Экономическое значение Советской Молдавии также весьма незначительно»[W. Kolarz. Die nationalitaten politik der Soviet union. Frankfurt am Main. 1956, S. 180.]

    Таких примеров, извращающих действительность, отрицающих право на существование Молдавской республики, можно привести много, хотя из приведенных достаточно видно весь антикоммунистический смысл буржуазных историков, которые грубо извращают историю нашей республики.

    В противоположность буржуазным фальсификаторам вся 50-летняя история МССР и Компартии Молдавии говорит о жизнеспособности молдавского народа в единой семье братских народов СССР. Сама жизнь опровергает измышления антикоммунистов.

    На разных этапах социалистического строительства экономические достижения МССР по-разному освещались в буржуазной историографии. Даже в период разгара «холодной войны» американский географ Теодор Шабад был вынужден признать стабильное развитие промышленности Молдавской ССР. Останавливаясь на развитии промышленности нашей республики, он подчеркивает, что в начале 50-х годов в МССР развивалась консервная, винодельческая, мукомольная, маслобойная, табачная, сахарная промышленности. «Менее значительными являются швейная, деревообрабатывающая, производство строительных материалов»[Teodore Shabad. Geogrарhy of the USSR. New York, 1951, рр. 164 — 168. ]. Хотя он не указывает, почему такие отрасли промышленности были «менее значительными».

    Между тем, на III съезде КП(б) Молдавии, состоявшемся 30 марта — 2 апреля 1951 года, было подчеркнуто, что воостановление и развитие промышленности в Молдавской ССР, как и по всей стране, происходило в обстановке все возрастающей политической и производственной активности рабочего класса, всех трудящихся. Это нашло свое выражение в массовом развертывании социалистического соревнования. Свыше 93 процентов рабочих промышленных предприятий республики принимали участие в социалистическом соревновании. Более 53 тысяч человек были стахановцами и ударниками социалистического труда.[«Третий съезд Коммунистической партии (большевиков) Молдавии». Кишинев, 1951, стр. 7. ]

    Постоянная помощь со стороны ЦК ВКП(б), поддержка народов братских республик и, прежде всего, великого русского народа, позволила нашей республике за сравнительно короткий срок в 1945 — 1950 годах восстановить и значительно поднять удельный вес промышленности в общем объеме экономики Молдавии. План 1950 года промышленность республики выполнила на 113 процентов[Там же, стр. 8].

    Вместе с тем, III съезд КП(б) Молдавии, отмечая «значительное» отставание промышленности строительных материалов от растущего объема строительных работ, указал на причины ее отставания: невыполнение отдельными предприятиями плана капитальных работ, низкое качество выпускаемых строительных материалов, неудовлетворительная организация и разработка ракушечника — основного стенового материала в республике. В целях устранения недостатков одной из важнейших задач развития этой отрасли промышленности было внедрение механизации трудоемких процессов, правильная организация работы и создание постоянных квалифицированных кадров рабочих.[«Третий съезд Коммунистической партии (большевиков) Молдавии». Кишинев, 1951, стр. 13 — 14.] В принятой резолюции указывалось, что «съезд считает важнейшими задачами всех партийных, советских и хозяйственных организаций — обеспечение дальнейшего повышения удельного веса промышленного производства в экономике республики, наращивание производственных мощностей, увеличение объема производства промышленной продукции и выполнение государственных планов всеми предприятиями и строительными организациями по количественным и качественным показателям».[Там же, стр. 74.]

    Вместе с традиционными отраслями промышленности в МССР широкое развитие получили новые отрасли промышленного производства. Это отмечает и Теодор Шабад. «В перспективе,— лояльно писал он,— намечается выпуск оборудования для винодельческой, консервной промышленности, а также выпуск сельскохозяйственных машин. Вступят в строй Рыбницкий и Кишиневский[Т. Шабад неверно называет «Кишиневский цементный завод». Очевидно, он имеет в виду завод железобетонных изделий.] цементные заводы, а также новый стекольный завод во Флорештах»[Teodore Shabad, Op. cit., рр. 164 — 168.]. Эти перспективы индустриального развития МССР стали действительностью. Давно вступили в строй Рыбницкий цементный завод и Кишиневский завод железобетонных изделий, а также Флорештский стекольный завод.

    Давно работает гидроэлектростанция на Днестре в Дубоссарах, постоянно снабжает электроэнергией местные промышленные предприятия, а с вводом в действие гиганта молдавской электроэнергетики — Молдавской ГРЭС — были удовлетворены все потребности народного хозяйства республики в электроэнергии.

    Однако успешное развитие промышленности Советской Молдавии вызывает особую злобу у реакционных идеологов Запада. Реакционная печать буржуазии дошла до такой степени искажения действительности, что отрицает экономическое значение Молдавской ССР для Советского Союза, как ее интегрируемой части. Так, английская консервативная газета «Гардиан» опубликовала пространную антисоветскую статью о 150-летии присоединения Бессарабии к России, в которой оспаривает важность МССР как экономического района Советского Союза. «...Нет почти никакого сомнения в том,— писала эта буржуазная газета, — что для СССР Бессарабия (т. е. МССР — А. М.) имеет лишь политическое значение»[«The Gardian», 28 Мау. 1962.]. Такую же версию выдвигает буржуазный географ Пауль Лидолф в работе «География СССР». Приуменьшая экономическое значение Советской Молдавии, он пишет: «Послевоенная республика Молдавия рассматривается нами совместно с Украиной, потому что она не очень обширная, а значение ее экономики в Советском Союзе не заслуживает того особого внимания, чтобы посвятить ей отдельное исследование»[Paul Е. Lydolph. Geography of the USSR. New York, London, 1970, р. 91.]. Пауль Лидолф делает ошибочные выводы о том, что «эта область (т. е. Молдавская Советская Социалистическая Республика.— А. М.) так и останется в основном сельскохозяйственной»[Ibidem.]. В работе английского географа Джеймса Грегори подчеркивается, что промышленность Молдавской ССР выпускает только «предметы пищевой и винодельческой промышленности», «шерстяные ткани и продукты химической промышленности»[James Gregory. Russian Land, Soviet People. New York, 1968, р. 36.]. Наши идеологические противники пишут о МССР как об отсталом крае, «колонии» Советского Союза, не указывают на специализацию промышленного производства в МССР, а только констатируют тот факт, что в промышленности Молдавии «преобладают заводы по производству пищевых продуктов, винные заводы, табачные фабрики...»[Thomas Fitzsimmons, Peter Maloff, John Fiske. USSR, its People, its Society, its Culture. New Haven, 1960, р. 360.]

    В действительности же экономика Молдавской ССР является неотъемлемой и неразделенной частью всего народного хозяйства Советского Союза. Как и всякая союзная республика, Советская Молдавия участвует в общесоюзном разделении труда. Это позволяет органически сочетать развитие национальной экономики с развитием и укреплением всей экономики страны в целом.

    Буржуазные историки искажают истинное положение в промышленности МССР. Ее отраслевая структура намного обширнее, чем то, что представляют буржуазные историки. За годы Советской власти полностью изменился характер номенклатуры выпускаемой продукции. На 1 января 1971 года промышленность Советской Молдавии объединяла в себе более 25 отраслей производства, выпускающих более 45 важнейших видов промышленной продукции в натуральном ее выражении.[«Народное хозяйство Молдавской ССР в 1970 г». Кишинев, 1971, стр. 31, 37.] Если даже в целом в промышленности Молдавской ССР преобладают заводы и фабрики по производству пищевых продуктов, табачных изделий, заводы легкой промышленности, то это не является доказательством «отсталости» Советской Молдавии, как пытаются утверждать буржуазные идеологи. Это — специфическая особенность индустриального развития МССР.

    В то же время отраслевая структура промышленности Молдавской ССР изменяется постепенно в пользу таких отраслей, как, например, электроэнергетика, машиностроение и металлообработка, промышленность стройматериалов. При решении вопросов развития промышленности Молдавии КПСС и Советское правительство учитывают специфику природных условий, сырьевые ресурсы, индустриальное преобразование в республике, ее специализацию в общесоюзном масштабе. На этой основе, например, более ускоренньпми темпами за годы восьмой и девятой пятилеток шло развитие машиностроения и приборостроения, играющих важную роль в техническом прогрессе, в рациональном использовании трудовых ресурсов Молдавской ССР. В постановлении XIII съезда Компартии Молдавии указывалось, что под руководством партийной организации в годы восьмой пятилетки продолжалась работа по индустриализации народного хозяйства республики. В развитие промышленности вложено 775 млн. руб., введено в действие свыше 60 новых предприятий, цехов и производств, количество комплексно-механизированных и автоматизированных линий увеличилось в 1,5 раза. Основные производственные фонды в промьппленности возросли в 1,7 раза. Более высокими темпами наращивались мощности в машиностроении и энергетике[«XIII съезд Коммунистической партии Молдавии». Кишинев, 1971, стр. 218 — 219.]. В результате этого изменилась структура, промышленности МССР к началу девятой пятилетки. Так, в 1950 году в Молдавской ССР производилось всего 99,6 млн. квт.ч. электроэнергии, а в 1970 году 7 606,7 млн. квт.ч.[«Народное хозяйство Молдавской ССР в 1970 г.». Кишинев, 1971, стр. 53.] По основным промышленно-производственным фондам на 1 января 1971 года электроэнергетика Советской Молдавии составляла 23,1 процента, машиностроение и металлообработка — 12,2 процента, легкая промышленность — 9,2 процента и пищевая промышленность — 40,3 процента и так далее'.[Там же, стр. 51.] Следовательно, в специфических условиях МССР промышленность идет по пути обеспечения высоких темпов развития, дальнейшего повышения удельного веса таких отраслей, как энергетика, машиностроение, металлообработка, малая химия, главным образом за счет сокращения удельного веса пищевой промышленности, которая в Молдавии и на более отдаленный период останется с наиболее высоким удельным весом. Все эти примеры опровергают домыслы буржуазной историографии об «отсталости» и «односторонности» индустриального развития МССР.

    Профессиональные буржуазные историки, экономисты, социологи по мере того, как Молдавская ССР добивалась все больших и больших успехов в экономическом развитии стали уделять определенное внимание и сельскому хозяйству республики. Однако они спекулируют различными домыслами, наигранной подозрительностью. Такой подход характерен для буржуазной историографии при освещении коллективизации сельского хозяйства МССР. Для нас очень странно звучат обвинения в том, что якобы KHCC и Советское государство «навязали» крестьянам социалистическую кооперацию, что социалистическая революция в деревне, социалистические преобразования в сельском хозяйстве были «государством навязаны, государством предписаны, осуществлены государственной властью»[«The Soviet Union. The Fifty Years». New York, 1967, рр. 14 — 15.].

    В действительности весь процесс коллективизации крестьянских хозяйств отвечал как объективным условиям развития сельского хозяйства страны в целом, так и интересам крестьянства. В. И. Ленин неоднократно указывал, что «если мы будем сидеть по-старому в мелких хозяйствах, хотя и вольными гражданами на вольной земле, нам все равно грозит неминуемая гибель»[В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 32, стр. 187.]. Крестьяне (правобережной Молдавии, ознакомившись с опытом колхозного строительства, убеждались в преимуществе колхозного строя. Было бы анахронизмом, чтобы в какой-то части страны господствовал частный сектор, в то время как опыт показывал преимущество коллективного хозяйствования. Коллективизация в Молдавской ССР не была «навязчивым» актом, а неизбежным политическим, социально-экономическим процессом перевода крестьянских хозяйств на путь социализма. Извращая сущность классовой борьбы в молдавской деревне в период коллективизации, буржуазные историки пишут о том, что якобы в МССР коллективизация «встречала сопротивление». «Молдавская земля богата и есть некоторые свидетельства о том, — писали, например, буржуазные историки, — что коллективизация здесь встречает сопротивление, но информация по этому вопросу очень малодоступна»[Thomas Fitzsimmons, Peter Maloff, John Fiske. Ор. cit., р. 450.].

    В данном случае правильно только то, что молдавская земля очень богата и плодородна. Но при всем богатстве и плодородии молдавской земли в период бояро-румынской оккупации большинство трудящихся масс деревни жили в нищете. Одним из показателей упадка и разорения сельского хозяйства в период оккупации являлась неурожайность всех культур, несмотря на исключительное плодородие земли. Среднегодовая урожайность кукурузы с 1921 по 1939 год в оккупированной Бессарабии составляла 9,28 центнера с одного гектара, а пшеницы и того меньше — 7,42 центнера.[Подсчитано по данным, опубликованным в работе: А. Дольник, «Бессарабия под властью румынских бояр (1918 — 1940 гг.)». М., 1945, стр. 75.] Только новая общественная система — социализм — дала возможность использовать в полную меру плодородие молдавской земли. Благодаря самоотверженному труду механизаторов, колхозников, большой организаторской и политико-воспитательной работе среди тружеников села, проводимой партийными организациями Молдавии, строжайшему соблюдению агротехники, выделению сортов лучших ранних предшественников, хорошей подготовке почвы и внесению достаточного количества органических и минеральных удобрений и других мер стало возможным собрать, например, в среднем по республике в 1973 году 38,9 центнера с гектара озимой пшеницы[«Советская Молдавия», 17 августа 1973 г.].

    Беспочвенно утверждение и о том, что якобы «коллективизация здесь (т. е. в МССР.— А. М.) встречает сопротивление». Прежде всего к 1960 году, когда была издана работа «СССР, его народ, его общество, его культура», в Молдавской ССР коллективизация давно была завершена. К третьему съезду КП(б) Молдавии (30 марта — 2 апреля 1951 г.) было объединено в колхозы 97,1 процента крестьянских хозяйств и 99 процентов земельной площади. В Молдавской республике, таким образом, не к 1960, а к 1951 году была осуществлена сплошная коллективизация и ликвидирован последний эксплуататорский класс — кулачество.[См. «Третий съезд Коммунистической партии (большевиков) Молдавии». Кишинев, 1951, стр. 19.]

    В Молдавской АССР, а потом в союзной Молдавской республике, как и по всему Советскому Союзу, коллективизация крестьянских хозяйств шла на добровольной основе. Крестьянин писал заявление с просьбой о приеме в колхоз, каждое заявление рассматривалось индивидуально. Так, например, крестьянин с. Агрономовка Корнештского района Ф. И. Усатый писал в своем заявлении: «Мы нижеподписавшиеся, Усатый Федот Иванович, жена Матрена Тимофеевна, просим принять в сельскохозяйственную артель для общего хозяйства»[«Коллективизация крестьянских хозяйств в правобережных районах Молдавской ССР», Сб. документов. Кишинев, 1969, стр. 42.]. Для чего он обязался передать в колхоз рабочий скот, а также сельскохозяйственный инвентарь.

    Другое дело, что в процессе коллективизации в МССР, как и в других союзных республиках, шла острая классовая борьба с кулачеством, которое сопротивлялось колхозному строительству. Враги колхозного строя убили комсомольца с. Мындрешты Кишкаренского района И. А. Богоноса, одного из организаторов колхоза им. Ленина села Чок-Майдан Романовского района активиста Ф. Н. Славу, председателя Берлинецкого сельсовета Липканского района И. Н. Беличука, председателя колхоза «Победа» села Котюжаны того же района Д. А. Мариуца и многих других[«Очерки истории Коммунистической партии Молдавии». Кишинев, 1968, стр. 332.].

    В Отчетном докладе ЦК КП(б) Молдавии П съезду КП(б)М подчеркивалось, что «кулацкие и националистические элементы ведут злобную антисоветскую агитацию против колхозного строительства и мероприятий партии и правительства, проводимых на селе, распространяют всякие провокационные слухи, клевещут на колхозы и запугивают отсталую часть бедняков и середняков»[«Советская Молдавия», 8 февраля 1949 г.]. Подделываясь под бедняков и середняков, они обманным путем проникали в колхозы с тем, чтобы вести там подрывную работу, направленную на развал колхозов и дискредитацию колхозного строительства. Кулаки разлагали трудовую дисцинлину в колхозах, запутывали учет, растаскивали общественное добро, портили продукцию и срывали выполнение государственных планов.[«Советская Молдавия», 8 февраля 1949 г.]

    В условиях обострения классовой борьбы в деревне II съезд КП(б) Молдавии потребовал от партийных организаций «исправить до конца ошибки, допущенные в колхозном строительстве, неустанно повышать работу партийных организаций по усилению политической активности бедняков и середняков и сплочению их на борьбу с кулацко-националистическими элементами, шире развернуть пропаганду преимуществ колхозного строя, неуклонно руководствоваться ленинским принципом колхозного строительства — создавать колхоз на основе добровольности, пресекать попытки принуждения к вступлению крестьян в колхозы»[«Советская Молдавия», 19 августа 1951 г.].

    Мифы буржуазных историков о «сопротивлении» колхозному движению со стороны молдавского трудового крестьянства — это попытка оправдать антиколхозные выступления кулачества. Фальшивый тезис о «сопротивлении» молдавского крестьянства коллективизации является частью общей концепции буржуазной историографии, представляющей социалистическое кооперирование советской деревни как некую «революцию сверху», насильственно навязанную крестьянству. Эта трактовка является одной из распространенных буржуазных концепций на Западе о социальных преобразованиях в советской деревне. В частности, этот буржуазный миф распространяется сотрудником канзасского университета (США) «специалистом» по вопросам развития сельского хозяйства СССР — Роем Д. Лэйрдом. Он пытался доказать, что якобы «насильственное объединение крестьян в колхозы и совхозы было наиболее надежным средством изыскания максимальной величины сельскохозяйственной продукции»[См. «Soviet Agriculture. The Permanent Crisis». Washington — London, 1965, р. 150.] для индустриализации. Его поддерживает французскии буржуазный экономист Рене Дюмон, который писал что налоговый аспект коллективизации сзльского хозяйства был очевидным», что якобы «сельское хозяйство было принесено в жертву в пользу индустриализации»[Rene Dumont. Sovkhoz, kolkhoz, ou lе problematique communisme. Paris, 1964, р. 36, 64.]. В 1964 году он опубликовал тенденциозную работу с названием «Совхоз, колхоз или проблематичность коммунизма», в которой извращает развитие колхозного хозяйства, социальное и политическое положение молдавского крестьянства.

    Однако история коллективизации крестьянских хозяйств в МССР полностью опровергает мифы буржуазных советологов» о «налоговом аспекте» коллективизации, о «первоначальном социалистическом накоплении». Как известно, развитие промышленности в МССР происходило за счет собственных накоплений и огромной помощи, оказанной Молдавской ССР другими советскими республиками, всей Страной Советов. Сразу после освобождения от фашистских захватчиков в нашу республику со всех концов Советского Союза поступали различные строительные материалы, оборудование, машины, сырье. Из Днепропетровска, например, отгружали краны, из Калиновки получены трансформаторы, из Макеевки — сталь, из Москвы иолучали бумагу, автомашины, гвозди, листовое железо, трубы, заклепки, олово, свинец, алюминиевые листы, каучук, электромоторы, автоприцепы, из Львова — цемент и т. д.[См. «Советская Молдавия», 11 июля 1946 г.]

    Отдельные буржуазные историки, экономисты, географы в основном объективно писали в 1950 году о том, что в Молдавии «сельскохозяйственное производство — главная отрасль экономики республики в целом. Самые характерные отрасли сельскохозяйственного производства — виноградарство, овощеводство, садоводство и животноводство».[Teodore Shabad. Op. cit., рр. 164 — 168.] Такая характеристика относится к экономике МССР пятидесятых годов. В настоящее время соотношение сельского хозяйства и промышленности Молдавской республики по валовому общественному продукту изменилось в пользу промышленности. Если в 1960 году промышленность составляла 50,3 процента, а сельское хозяйство — 30,9 процента в валовом общественном продукте, то в 1970 соответственно — 55,9 процента и 26,2 процента.[«Народное хозяйство. Молдавской ССР в 1970 г.». Кишинев, 1971, стр. 18.]

    Отмечая некоторые специфические аспекты развития сельского хозяйства Молдавской ССР, Пауль Лидолф в 1970 году писал в своей «Географии СССР», что «зерновые культуры и животноводство являются здесь (в МССР — А. М.) преобладающими, но виноградарство и плодоводства, выращивание орехов и овощей является наиболее характерным для этой области. Более четверти виноградников СССР находятся в Молдавии. Можно смело заявить, что Молдавия является Шампанью Советского Союза. Основными районами виноделия являются Кодры в живописных горах вокруг Кишинева»[Раul Е. Lydolph. Ор. cit., р. 119. ]. Географичеоки и экономически он правильно делит МССР «на три зоны: Центральная, Северная и Южная. Центральная часть возвышенности покрыта лесами, откуда получила название «Кодры»[Ibidem.].

    Обращая внимание на отраслевую структуру сельского хозяйства Молдавской ССР, Пауль Лидолф пишет далее, например, что «зерно занимает 75 процентов посевной площади Молдавии, особенно Северной и Южной (степных) зон. Кукуруза занимает одну треть зерновых посевов»[Ibidem.]. Теодор Шабад также отмечал в специфике сельского хозяйства Молдавии возделывание кукурузы. «В республике,— писал он,— собираются высокие урожаи кукурузы»[Teodore Shabad. Ор. cit., рр. 1б4 — 168.]. Это действительно так. Но вместе с этим он пытался подчеркнуть, что «кукуруза — основной продукт питания местного населения, которое употребляет ее в виде каши, так называемой «мамалыги»[Ibidem.].

    Используя тот факт, что МССР собирает высокие урожаи кукурузы, Пауль Лидолф в 1970 году, как и Теодор Шабад в 50-е годы, в искаженном виде представляет использование этой культуры. Он пишет, что «кукурузная каша — основная пища, а стебли курурузы используются как строительный материал для заборов и покрытия крыш»[Paul Е. Lydolph. Op. cit., р. 119.]. Это было в прошлом, до освобождения Бессарабии и воссоединения ее с Советской Родиной. Буржуазные авторы забывают, что в современных условиях улучшения благосостояния и жизненного уровня трудящихся Молдавии такой продукт сельского хозяйства, как кукуруза, перестал быть «основным продуктом питания местного населения». В отличие от прошлого в наши дни основными продуктами питания являются хлеб, мясо, молоко и другие продукты.

    В большинстве работ западных «советологов» характеристика сельского хозяйства МССР дается однотипной, одними и теми же параметрами и в той же последовательности. «Главная отрасль,— писали в 1960 году о Молдавии наши недруги — это сельское хозяйство (кукуруза и другие зерновые культуры, фрукты, виноград, овощи, табак) и животноводство (молочный скот и свиноводство на севере, овцеводство и разведение коз на юге)»[Thomas Fitzsimmons, Peter Maloff, John Fiske. Ор. cit., р. 360.].

    В их интерпретации виден тот же почерк, те же приемы изложения, та же неизменная оценка развития сельского хозяйства Молдавской ССР, что и у других буржуазных авторов. То, что писал в 50-х годах о Молдавской ССР и ее сельском хозяйстве Теодор Шабад, почти без изменения писали через 10 лет Томас Фитзимонс, Питер Малов и Джон Файск, то же самое писал через 20 лет Пауль Лидолф. Оценка развития сельского хозяйства МССР в работах буржуазных авторов в разные периоды с интервалами в 10 — 15 лет остается неизменной, ибо все они освещали ее с классовых буржуазных объективистских позиций.

    При написании своих работ буржуазные авторы пользуются антикоммунистическими источниками. К советским изданиям они обращаются очень редко и, как правило, к устаревшим. Для написания «Географии СССР», изданной в 1970 году (Нью-Йорк — Лондон — Сидней — Торонто), Пауль Лидолф использовал различные библиографические справочники, атласы, энциклопедии, различные монографии, материалы по экономике и географии. Всего более 101 названия, в том числе 30 советских источников, из них по Молдавии — только работу А. Л. Одуда «Молдавская ССР»[А. Л. Одуд. Молдавская ССР, М., 1955.]. Остальные источники, информации для написания своей работы были антикоммунистического содержания. Поэтому, используя реакционные, антисоветские издания а также старые советские источники, буржузные авторы не дают правильного освещения истории развития сельского хозяйства Советской Молдавии. Они выполняют заказ монополистической буржуазии, органы пропаганды которой направлены против Советского Союза и других социалистических стран.

    Буржуазные средства массовой информации с недоверием пишут о политике КПСС, направленной на повышение жизненного уровня советского народа.

    Анализируя решения XXIV съезда партии, французская буржуазная газета «Монд» заявила, что по вопросам внутренней политики резолюция XXIV съезда КПСС «напомнила исключительно важные задачи нового плана экономического развития — повышение жизненного уровня»[«Le Monde», 12 avril 1971.] советского народа, отмечая одновременно задачи развития промышленности и сельского хозяйства. В связи с такой интерпретацией отметим, что резолюция XXIV съезда партии по Отчетному докладу ЦК КПСС не то что «напомнила» о значении повышения жизненного уровня трудящихся, а указала, что «Девятая пятилетка должна стать важным этапом в борьбе партии и народа за дальнейшее продвижение советского общества по пути к коммунизму, в строительстве его материально-технической базы, укреплении экономической и оборонной мощи страны»[«Материалы XXIV съезда КПСС». М., Политиздат, 1971, стр. 198.].

    Известно, что существует полная взаимозависимость между возможностями удовлетворения растущих потребностей советского народа и успехами развития промышленного и сельскохозяйственного производства страны в целом. Поэтому Директивы XXIV съезда КПСС по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1971 — 1975 годы указывают: «Главная задача пятилетки состоит в том, чтобы обеспечить значительный подъем материального и культурного уровня жизни народа на основе высоких темпов развития социалистического производства, повышения его эффективности, научно-технического прогресса и ускорекия роста производительности труда»[«Материалы XXIV съезда КПСС». М., Политиздат, 1971, стр. 239 — 240.]. Это очень важно подчеркнуть, ибо, если даже буржуазные партии капиталистического мира иногда писали в своих программных документах об удовлетворении жизненного уровня трудящихся, то они оставались невыполненными. Даже буржуазный экономист Н. Спалбер (специалист по советской экономике), один из сторонников теории «конвергенции» писал, что «...в постиндустриальном капиталистическом и в постиндустриальном социалистическом (так называют буржуазные идеологи будущее Коммунистическое общество. — А. М.) обществах одна и та же основная проблема: как заставить богатство создавать реальное человеческое благосостояние — будет, вероятно, постоянно получать различное разрешение».[N. Spulber. Socialism, industrialization and «сonvergence». In Iahrbuch der wirtschaft 0steuropa. Bd. 2. Munichen — Wien, 1971, S. 422. ] В связи с этим следует добавить, что не только «вероятно», но и в действительности проблемы обеспечения материального благосостояния трудящихся при социализме имеют и будут иметь и в дальнейшем не то что «различное разрешение», но противоположное капиталистическому способу распределение материальных благ.

    Большое место в буржуазной историографии занимают вопросы культурного развития Молдавской Советской Социалистической Республики. Прежде всего антикоммунистические идеологи пытаются оспаривать существование социалистической культуры молдавского народа. Так, например, журнал украинских буржуазных националистов на Западе — «Украинский ежеквартальник» в 1965 году писал, что якобы у молдавского народа «нет своего культурного наследия, исторического прошлого, потому, что нет молдавской нации»[«The Ukrainean quarterly», Vol. XXI, N. 2, 1965, р. 157.]. Более того, если даже современная буржуазная историография пишет о развитии и расцвете культуры молдавского народа, то она без какого-либо угрызения совести называет ее не иначе, как «провинциальной румынской» культурой[«Aspects des relations russo-roumaines. Retrospectives et orientations». Paris, 1967, р. 32.]. Против таких извращений действительности говорят даже высказывания отдельных буржуазных изданий. В частности, определяя национальный состав населения СССР, французский журналист Бернар Ферон писал в еженедельнике «Монд дипломатик», что в Советском Союзе проживает «романская группа населения (2,5 млн.), именующаяся молдаванами»[«Le Monde diplomatique», N 163, Octombre 1967, р. 2.]. Следовательно, название самого народа определяет названиа своей культуры. В МССР культура может быть названа только социалистической культурой молдавского народа.

    В искаженной трактовке современных буржуазных идеологов проявляется возрождение старых националистических теорий буржуазной историографии 20 — 30-х годов. Современ->ные идеологи не учитывают объективную действительность существования Молдавской ССР в единой семье братских народов. Основные их положения построены на антисоветизме и антикоммунизме.

    Противопоставляя различные народы Советского Союза друг другу, профессор политических наук Делаварского университета (США) Ярослав Билинский в статье «Образование нерусских народов» искажает их культурное развитие. В частности, он писал: «В Советском Союзе не дискриминируются только три национальности, относительно развитые: украинцы, белорусы и латыши; по-иному обстоит дело с относительно отсталыми народами: молдаванами, татарами, узбеками, киргизами, таджиками и туркменами»[«Slavic review», Vol. XXVII, N 3, September, 1968, р. 428.].

    Он пропагандирует миф «о дискриминации» в области народного образования в СССР. В таком же духе пишет англичанин Вильям Фервуд, который разделяет руководящие советские, инженерно-технические, рабочие кадры в МССР по их национальному и расовому признакам. «Несмотря на отсутствие статистических данных,— заявляет он,— существуют явные сведения о том, что славяне занимают не пропорциональное число мест вне партии и правительства, особенна в высшем образовании союзных республик, в сельском хозяйстве (казахские целинные земли), в новых отраслях промышленности, особенно сельских областей (как, например, в Молдавии) и в ключевых отраслях промышленности таких, как азербайджанская нефть, казахстанская железная руда и сталь и якутские угольные шахты»[George Schopflin (Ed.). The Soviet Union and Eastern Europe. А Handbook. London, Anthony Blond., 1970, р. 203.]. Западногерманский журналист А. Камин пытался отрицать роль руководящих партийных и советских кадров в Молдавской ССР. «Положение дел вовсе не улучшается от того, что большинство постов, занимаемых в Молдавской партии (так он извращенно называет Компартию Молдавии.— А. М.) принадлежат русским или же лицам некоренной национальности...»[А. Kachin. The Communist block. Rumania and Polycentrism.— «Bulletin of the Institute for the Study of the USSR». Munich, Vol. XIII, October, 1966., N 10, р. 44.]. Однако такой подход к освещению вопросов о работе руководящих кадров в МССР и других союзных республиках является антинаучным, преднамеренно вносит расистский принцип в оценку кадров и кадровой политики партии. Он является чуждым нашей действительности. В Молдавской ССР руководящие кадры успешно справляются с поставленными перед ними задачами партии и Советского правительства. Более того, в Молдавской ССР созданы все условия для подготовки высококвалифицированных кадров по многим отраслям народного хозяйства. Достижения Молдавской ССР в области народного образования позволяют готовить кадры по многим специальностям. Данные говорят о том, что в настоящее время в МССР каждый третий человек учится.

    Советская Молдавия на 1 января 1971 года имела восемь высших и 46 средних специальных учебных заведений с общим количеством студентов — 96449 человек[«Народное хозяйство Молдавской ССР в 1970 г.». Кишинев, 1971, стр. 256.], среди них 53 787 — молдаван, 16 762 — русских, 13 796 — украинцев, 5430 — евреев, 2902 — болгар, 2327 — гагаузов и т. д. Учебные заведения Молдавии готовят высококвалифицированных специалистов по разным специальностям: энергетике и электротехника, машиностроению и приборостроению, радиотехнике и связи, химии, биологии, математике и физике, агрономии и зоотехнике, экономике, юриспруденции и филологии, клубной работе, искусству и т.д. По числу студентов на 10 тыс. жителей Молдавская ССР обогнала такие капиталистические страны, как Англия, ФРГ, Франция и другие.

    В своей разнузданной антикоммунистической пропаганде буржуазная историография, западные языковеды, литераторы оспаривают существование самостоятельного молдавского языка как национального средства общения и обучения в пределах МССР, правомерность его называния молдавским языком».

    В советской историографии был дан достойный отпор антисоветским пропагандистам К. Хайтману, K. Тальявини, Л. Лора, А. Клеесу, которые, не скрывая своей враждебности к социализму, извращали историю молдавского языка, его место среди других языковых средств общения в Советском Союзе[«Против буржуазных фальсификаторов истории и культуры молдавского народа». Кишинев, 1972, стр. 122 — 132.]. Однако следует отметить, что антикоммунистическая прапаганда продолжает и в наши дни извращать роль молдавского языка, составляющего языковую общность молдавской социалистическои нации.

    В основном буржуазная историография, литература Запада извращают развитие языка молдавской социалистическои нации по двум основным направлениям. Прежде всего, оспаривают правомерность существования как такового молдавского языка. Так, в работе румынских буржуазных эмигрантов под названием «Аспекты русско-румынских отношений» (Париж, 1967 г. ) утверждается, что якобы «язык, на котором говорят в Бессарабии (т. е. Молдавской ССР.— А. М.), является румынским»[«Aspects... p.34]. Отмеченный выше итальянский профессор Карло Тальявини в работе «Происхождение неолатинского языка» (Болонья, 1964) преподносит читателям старые избитые фразы о «несамостоятельности молдавского языка». Далее он пишет: «Советская лингвистика по явным политическим поичинам придерживается сейчас того мнения, что молдавский язык (т. е. письменный и разговорный язык Советской Молдавии) является самостоятельной от румынского языка идиомой...». Не соответствует действительности также утверждение буржуазных идеологов о том, что в конце XIX — начале ХХ веков «не выделяли этот язык (т. е. молдавский,— А. М.) отдельным языком».

    Современные молдавские языковеды всесторонне исследуют на основе марксистско-ленинской методологии процесс развития молдавского языка[«Очерки современного молдавского литературного языка». Кишинев, 1967.]. На протяженни многолетней истории молдавский язык развивался как средство общения молдавского населения на территории древней и современной Молдавии, стал складываться как самостоятельный национальный язык в процессе образования молдавской буржуазной нации. Молдавский язык не является «современным изобретением», как это пытаются представить буржуазные идеологи. Известно, что нельзя «создать» язык по политическим причинам, как оно представляется антисоветским пропагандистам. С развитием молдавской буржуазной нации в XIX веке молдавский язык стал ее языковой общностью, основным средством общения между молдавским населением Бессарабии. Следовательно, существовал самостоятельно и не был создан «по политическим причинам».

    Октябрьская революция открыла широкий простор для развития языка всех наций и народностей Советской России.

    С установлением Советской власти в Молдавии молдавский язык стал средством приобщения трудящихся масс к строительству социализма, к новой социалистической науке и культуре, воспитания трудящихся масс в духе марксизма-ленинизма. При социализме молдавский язык приобрел качественно новые функциональные характеристики, направленные на сближение с другими языками братских народов СССР. Вместе с тенденцией обогащения, сближения с другими языками социалистических наций молдавский язык, как и другие национальные языки социалистических наций, развивается на основе своих вековых традиций, своих лингвистических закономерностей. Поэтому не соответствуют действительности высказываяия буржуазной пропаганды о «руссификации» молдавского языка.

    В связи с этим следует отметить, что распространение домыслов о «руссификации» является основным мифом буржуазной историографии, направленным против ленинской национальной политики КПСС. Нет такой работы буржуазных авторов, посвященной ленинской национальной политике КПСС, в которой не протаскивался бы миф о «руссификации».

    Так, профессор политических наук Принстонского университета Джон Решетар пишет, что якобы в Молдавии русский язык «стал доминирующим»[«The American Slavic and East European review». Vol. XII, N 2, Avril, 1953, Columbia, р. 162.], что якобы «армия была инструментом руссификации»[Ibidem.].

    Другой буржуазный автор Кеннет Уайтинг пишет, что одним из наиболее употребляемых способов «руссификации» «является, естественно, обязательное применение русского языка в средних школах и университетах национальных республик»[Kenneth R. Withing. The Soviet Union Today. New York, 1962, р. 56.].

    Буржуазный журнал «Рашин ревью» пишет, что якобы в Молдавии «процесс руссификации принимает широкие масштабы и носит насильственный характер»[«The russian review». Vol. XIV, January, 1956, р. 6.].

    В 1971 году на Западе была издана специальная книга «Советские национальные проблемы» под редакцией профессора Колумбийского университета Эдварда Аллворта. Она была издана к празднованию 50-летия образования СССР В нее был включен ряд статей, тенденциозно освещающих различные аспекты национальной политики КПСС. Во многом пропагандируется тот же миф о «руссификации». В частности, утверждается, что якобы «руссификация» составляет к тому же значительный фактор в относительно большом увеличении числа русских в союзных республиках[«Soviet nationality problems». Ed. Edward Allworth. Columbia. Univ. Press. New York, London, 1971, р. 137.]. Однако смысл этих буржуазных мифов, которые замалчивают факты об истинном положении вещей у нас в Молдавии, вполне очевиден. Выдуманными утверждениями «о руссификации» буржуазная пропаганда пытается дезориентировать общественность своих стран, оклеветать ленинскую национальную политику КПСС. В противовес всем буржуазным извращениям русский язык имеет огромное значение для развития национальных культур всех советских народов, для расцвета и сближения всех социалистических наций, для укрепления братских взаимоотношений между ними.

    Пропагандируя миф о «руссификации», буржуазные идеологи преднамеренно хотят лишить как молдавскую, так и другие социалистические нации такого важного средства приобщения к русской и мировой культуре, каким является русский язык. Они хотели бы, чтобы социалистические нации изолировались, подорвав тем самым свой культурный рост.

    Характерной чертой советской национальной политики вот уже более 50 лет является то, что при помощи русского языка, а также каждого национального языка, каждый народ развивает свою культуру в братской семье народов СССР, приобщается к достижениям мировой культуры.

    Отмечая тот факт, что язык Тургенева, Толстого, Добролюбова, Чернышевского — велик и могуч, В. И. Ленин писал: «И мы, разумеется, стоим за то, чтобы каждый читатель России имел возможность научиться великому русскому языку»[В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 24, стр. 295.]. Это стало велением современности. Благодаря ленинской национальной политике были созданы условия для того, чтобы каждый советский человек мог научиться русскому языку. И тот факт, что на 1970 год 33,9% всего населения молдавской национальности в МССР владели русским языком[«Молдова Сочиалистэ», 5 мая 1971 г.], говорит о больших возможностях развития социально-экономической и культурной жизни Молдавии.

    Начиная с 20 — 30-х годов и кончая современным периодом, во многих работах буржуазных авторов, затрагивающих проблему культурного развития молдавской социалистической нации, часто встречается стереотипное «обвинение» в использовании русской графики в молдавской письменности. Так, еще в 1952 году Роман Смол-Стоцки писал, что «скандальную историю представляет собой руссификация румынского алфавита в Молдавской республике...»[R. Small-Stocki. The Nationality problem of the Soviet Union and Communist Imperialism. Milwaukee, 1952, р. 148.]. Причем такие обвинения мотивируют тем, что якобы «Русская коммунистическая партия сознавала, что латинский алфавит способствует «культурной ориентации на Запад» и что латинизация алфавита равносильна признанию «превосходства Запада»[Ibidem.]. В том же духе пишет профессор географии Мичиганского университета Джон Мотли.

    Однако такие утверждения не имеют под собой никаких обоснований. Следует подчеркнуть, что славянский алфавит — кириллица не был «введен» вместо какого-то другого алфавита. Славянская графика была первоначальной основой молдавской письменности так же, как для русской, украинской, белорусской. Даже румынская письменность первоначально развивалась на основе кириллицы. Современная русская графика молдавской письменности основывается на своих давних традициях, уходящих в глубь веков.

    Оригинальная житейская литература, автохтонная молдавская историография на славянском языке, первые молдавские хроники, такие, как, например, «Летописецул де кынд с'а ынчепут Цара Молдовей», молдо-русская, молдо-германакая, молдо-польская хроники, художественно оформленные летописи «Макария», «Ефтимия», «Авария» и другие говорят о том, что молдавские ученые в XIV — ХVII вв. принимали активное участие в развитии кирилло-мефодьевских традиций славянской письменности. Славянский язык пользовался большим авторитетом и влиянием среди молдавских средневековых ученых. В 1643 году появилась первая книга, изданная на молдавском языке на основе славянского алфавита — «Казания» митрополита Варлаама.

    Политическая история использования алфавита в Молдавии показывает, что молдавский народ, как и другие народы Европы, в своем культурном развитии использовал по тем или другим причинам несколько алфавитов: славянский, греческий, латинский. Но славянская графика была первой в истории молдавской письменности.

    С победой Октябрьской социалистической революции, образованием МАССР, освобождением Бессарабии и воссоединением ее с Советской Родиной 28 июня 1940 года, преобразованием МАССР в союзную Молдавскую Советскую Социалистическую Республику и до наших дней, за исключением периодов оккупации 1918 — 1940 и 1941 — 1944 годов, славянская графика прочно вошла в основу молдавской письменности, которая развивается, усовершенствуется и в наши дни.

    Таким образом, вопреки всем извращениям буржуазных идеологов, славянский алфавит, которым издавна пользуется молдавский народ, успешно служит его культуре, национальной по форме и социалистической по содержанию.

    «Единая графика, — подчеркивал первый секретарь IIK КП Молдавии тов. И. И. Бодюл,— сыграла важную роль в развитии письменности молдавского и других народов, перешедших на русский алфавит, в подъеме их самобытной культуры, в сближении ее с культурой русского народа»[См. «Ленинизм живет и побеждает», Сб. статей, М, .1970, стр. 255.].

    На современном этапе буржуазные идеологи распространяют различные надуманные фальшивки о политике Коммунистической партии в области литературы и искусства молдавского народа. Прежде всего выступают против ее партийности, ее преданности идеалам социализма и коммунизма, заявляют, что якобы судьба молдавской советской литературы определяется «партийно-административными методами», что якобы указания Коммунистической партии о развитии литературы и искусства «были постоянными и прямолинейными». Однако какими бы домыслами ни пользовались буржуазные идеологи, все равно им не изменить партийно-политический, классовый характер молдавской социалистической литературы. «Главная линия в развитии литературы и искусства,— указывается в Программе КПСС,— укрепление связи с жизнью народа, правдивое и высокохудожественное отображение богатства и многообразия социалиствческой действительности, вдохновенное и яркое воспроизведение нового, подлинно коммунистического, и обличение всего того, что противодействует движению общества вперед»[«Программа Коммунистической партии Советского Союза». М., 1969, стр. 131.].

    Коммунистическая партия Молдавии заботится о постоянном развитии литературы и искусства, о6 их идейном и художественном уровне, помогая общественным организациям и творческим союзам, работникам литературы и искусства в их деятельности. Благодаря заботе Коммунистической партии молдавские советские писатели создавали произведения, проникнутые глубокой народностью, революционным гуманизмом и гражданственной ответственностью. Творчество многих молдавских писателей, как, например, Е. М. Букова, Б. Истру, А. Лупана, И. К. Чобану и других, вошло в сокровищницу социалистической культуры всего советского народа, стало широким достоянием многомиллионного советского и зарубежного читателя[См. «Литература советикэ молдовеняскэ», Очеркурь. Кишинэу, 1955.].

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Таким образом, идеологи антисоветизма и их прислужники в своей идеологической войне против Советского Союза много усилий прилагают к тому, чтобы оклеветать ленинскую национальную политику Коммунистической партии; советский опыт решения национального вопроса, исказить отношение между его нациями и народностями. Во всем этом многие из них прибегают и к материалу из истории молдавского народа, особенно периода борьбы за власть Советов, создания его советской государственности, эпохи социалистического и коммунистического строительства.

    Социально-политический заказ, который выполняют идеологи антисоветизма, извращая претворение в жизнь в Молдавской ССР как II в других республиках, ленинской национальной политики КПСС, состоит в том, чтобы «доказать», что якобы национальный вопрос в СССР «не решен», что якобы в республиках существует какое-то «недовольство», пытаются вбить клин между социалистическими странами, возрождая давно решенные национально-территориальные вопросы.

    Надуманное «отрицание» и непризнание ими молдавской социалистической нации, молдавского народа, его советской государственности, языка, культуры свидетельствуют о том, что фальсификаторы открыто преследуют политические, антисоветские цели. 06 этом же говорит извращение ими истории социалкстического и коммунистического строительства в Молдавской ССР, как и в других республиках, их попытка принизить социально-экономическое и культурное развитие МССР.

    Однако успехи, одержанные трудящимися Молдавии под руководством Коммунистической партии в борьбе за установление власти Советов, в строительстве своей советской государственности, в социалистическом и коммунистическом строительстве, очевидны. Они еще раз показывают подлинное демократическое разрешение национального вопроса в СССР. Все это — замечательные плоды ленинской национальной политики КПСС, направленной на неуклонное развитие политических, материальных и духовных сил всех социалистических наций и национальностей нашей великой Родины.

    ЛИТЕРАТУРА

    К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест Комиунистической партии. Соч., т. 4.

    В. И. Ленин. Национальный вопрос в нашей программе. Полн. собр. соч., т. 7.

    В. И. Ленин. Критические заметки по национальному вопросу. Полн. собр. соч., т; 24.

    В. И. Ленин. 0 праве наций на самоопределение. Полн. собр. соч., т. 25.

    В. И. Ленин. Социалистическая революция и право наций на самоопределение. Полн. собр. соч., т. 27.

    В. И. Ленин. Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Полн. собр. соч., т. 35.

    В. И. Ленин. Первоначальный набросок тезисов по национальному и колониальному вопросам. Полн. собр. соч., т. 41.

    В. И. Ленин. Об образовании СССР. Полн. собр. соч., т. 45.

    В. И. Ленин. К вопросу о национальностях и об «автономизации». Полн. собр. соч., т. 45.

    «Программа Коммунистической партии Советского Союза». М., 1969.

    К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Тезисы ЦК КПСС. Политиздат, М., 1970.

    0 подготовке к 50-летию образования Союза Советских Социалистических Республик. Тезисы ЦК КПСС. Политиздат, М., 1972.

    «XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза». Стенограф. отчет, т. 1 —.2. Политиздат, M., 1971.

    Л. И. Брежнев. Ленинским курсом т. 1 — 4. Политиздат, М., 1970 1974.

    «Очерки истории Коммунистической партии Молдавии». Изд-во ЦК КП Молдавии, Кишинев, 1968.

    «История МССР», т. 1 — 2, «Картя Молдовеняскэ», Кишинев, 1965, 1968.

    И. И. Бодюл. Экономические и социально-политические проблемы сближения города и деревни. «Картя Молдовеняскэ», Кишинев, 1872.

    К. Ильяшенко. В семье единой. «Картя Молдовеняскэ», Кишинев, 1972.

    С. Я. Афтенюк. Ленинская национальная политика Коммунистической партии и образование советской государственности молдавского народа. «Картя Молдовеняскэ», Кишинев, 1971.

    А. М. Лазарев. Воссоединение молдавского народа в единое советское государство. «Картя Молдовеняскэ», Кишинев, 1965.

    Д. И. Антонюк, С. Я. Афтенюк, А. С. Ясиуленко, М. Б. Иткис. Предательская роль «Сфатул цэрий». «Картя Молдовеняскэ», Кишинев, 1969.

    А. В. Сурилов, Н. П. Стратулат. О нерационально-государственном самоопределении молдавского народа. «Картя Молдовеняскэ», Кишинев, 1967.

    «Критика буржуазной историографии советского общества». Политиздат, М., 1972.

    «Факты и домыслы». Против фальсифккации национальных отношений в Советском Союзе. «Штиинца», Кишинев, 1972.

    «Против буржуазных фальсификаторов истории и культуры молдавского народа», «Картя Молдовеняскэ», Кишинев, 1972.

    И. С. Зенушкина. Советская национальная политика и буржуазные Историки. «Мысль», М, 1971.

    Н. П. Микешин. История против антиистории. Политиздат, М, 1973.

    А. Г. Морарь. Образование и развитие молдавской социалистической нации в кривом зеркале буржуазной Исторнографии. Общество «Знание» МССР. Кишинев, 1973.


    Содержание

    Главная | О сайте | Наши проекты | История | Старые хохмы | Прочее | info@voroh.com
    © 2011 Voroh.com All Rights Reserved