voroh.com
собрание разрозненных фактов
ok

infhist.voroh.com - Интернет проект Компьютерная история в лицах - это сайт, посвященный людям, внесшим весомый вклад в развитие вычислительной техники и информационных технологий.

далее...


comm.voroh.com - На сайте представлена классическая марксистская литература, публикации коммунистической направленности. В разделе "Фотоальбом" выложены плакаты и фотографии советских лет.

далее...


carroll.voroh.com - На сайте представлены наиболее известные произведения классика английской литературы Льюиса Кэрролла.

далее...

Нам предстоит разговор о будущем. Но рассуждать о будущих розах - не есть ли это занятие по меньшей мере неуместное для человека, затерянного в готовой вспыхнуть пожаром чаще современности? А исследовать шипы этих еще несуществующих роз, выискивать заботы праправнуков, когда мы не в силах управиться с изобилием сегодняшних, - не покажется ли все это попросту смешной схоластикой?

Станислав Лем, "Сумма технологии"



Реклама
  • 155 лет со дня рождения Михая Эминеску

    Дата 15 января в истории поэзии словно маяк обращает наше внимание к светочу человеческого гения, направившего с детских лет наши помыслы к звездному небу, куда так хочется взлететь и посмотреть, что же кроется за пределами видимости. А фантазия поэта, творческий дар проникновения в потустороннее поражают своей дерзостью и неординарной сказочностью. Как будто в младенчестве добрая фея нашептала своему избраннику все то, чем он так щедро делится с современниками, продолжая свой проникновенный диалог с благодарными потомками.

    Беспокойный дух

    Михай был седьмым ребенком в семье земледельца Георге Эминовича из Буковины. В сказках 7 – число магическое и оно оказалось знаковым в его судьбе. Вещие звезды предвещали славу, но расплачиваться за нее приходилось трудной жизнью. Сам ландшафт края – с горами и долинами – настраивал юношу на возвышенный лад, потому и стихи стали слагаться уже в гимназии. Уже в первых стихах появился устойчивый для его поэзии звездный мотив, своеобразный знак Рождественской Вифлеемской звезды. Такие стихи утешают, вдохновляют, а порой и спасают чьи-то души, особенно когда религия подвергалась гонениям и только в художественной литературе торжественно звучало высокое слово правдоискателя.

    Обучение в черновицкой гимназии велось тогда на немецком языке, Буковина являлась частью Австро-Венгерской империи. Свое обучение поэт продолжил в университетах Вены и Берлина. Он превосходно владел немецким языком, постоянно сохранял интерес к немецкой культуре, так что впоследствии ему предложили чтение курса немецкой философии. С самого начала творческих исканий он оказался в середине европейской культуры и стал одним из известнейших поэтов нового времени. Но генетическая память предков сказала свое, определив роль писателя глубоко самобытного, народного, национального.

    Мое знакомство с его стихами состоялось в далекие годы в Ленинградском университете. Филологу показалось странным, что студент физик из Румынии не расставался с толстенным томом Эминеску. Любопытство было удовлетворено, рассказ о поэте заинтриговал. Мне нравилось тогда угадывать слова в иностранных текстах. Помогало знание латыни и французского. Буквенная латиница визуально подтверждала этимологическое родство румынского с языками романской группы. Помогал в понимании стихов в оригинале Эмиль - спонтанный союз физика и лирика. Толчок был дан. Затем приобретались издания поэта в русских переводах. Но какими бы ни были они искусными, оригинал не заменить. Как говорили прежде, лучше пить воду из источника.

    Дальнейшее знакомство и углубленное изучение поэтической звезды продолжалось в Кишиневе благодаря встрече с выдающимся знатоком творчества Эминеску, автором неоднократно переиздаваемой монографии о нем, академиком К. Поповичем. Он учился в Черновцах, ходил по тем же улицам, что и Эминеску, который стал для ученого составной частью творческой жизни. Их книги лежат на моей полке как родное и близкое, хотя разделены во времени. Культура не знает ни пространственных, ни временных границ!

    Стихи поэта создавали нравственную и эстетическую опору в извечном противостоянии творческой личности меркантильному буржуазному миру купли-продожи. Он страдал от его дисгармонии… Любовь появилась в лице жены профессора Вероники Микле. Любовь идеальная. Но гармонии не было. Срускаясь в Кишиневе по улице Эминеску в строну центрального проспекта, неподалеку от дома печати мы пересекаем улицу ее имени. Так фигурально они соединились и прописались в нашем городе. Как грустно сознавать, что и жизненные пути их только пересекались. Любимая женщина, поэтесса уберегла бы от горечи нищеты и хвори, тяжелого душевного заболевания, скосившего как травинку, беспокойного поэта. Он умер на 39-м году. Любовь возвышает и тех, кто любит, и тех кого любят. Пушкин заметил по этому поводу: «Из наслаждений жизни одной любви музыка уступает; но и любовь мелодия».

    Устами одного из персонажей Эминеску высказал такую мысль: «Я вмещаю в себе бесконечность подобно малой росинке, вмещающей небо полное звезд». Знаменательное признание философского толка – быть таким малым в сопоставлении с масштабами Вселенной и одновременно осознавать, что тайна ее происхождения скорей всего никогда не будет разгадана, либо останется одной из многих гипотез – для пытливого ума задача мучительная, выходящая из ряда вон. И науки, и мифы одинаково беспомощны в решении глобальной проблемы.

    В поэме «Лучафэр» (1883) поэт вдохновенно рисовал сюрреалистическую картину космической беспредельности:

    Над ним

    стозвездный небосклон,

    Под ним –

    созвездий пламя…

    И не сюжетная нить соблазняемой бессмертным духом юной девы составляет пафос и доминанту поэмы, а мысль, идея: земные радости преходящи, а что пройдет, то будет мило.

    Современники привыкли жаловаться на свое время. Но безоблачных времен не бывает. Эминеску жил, когда была жестко расстреляна Парижская Коммуна, до предела накалялись социальные катаклизмы. Торжествующая буржуазия утверждала теорию позитивизма, утилитаризма и чистогана. Рушились проекты социальной гармонии, в литературе насаждался физиологический натурализм. Пережить крах утопических идеалов Просвещения и социализма было очень не просто автору философских «Посланий», поэмы «Император и пролетарий».

    Много писали о пессимизме поэта трагической судьбы, почему-то относя его истоки к пагубному влиянию Шопенгауэра. Как будто без него не было причин в самой жизни. Гений не знает смерти – сказал как-то поэт, но не знает и счастья. Он сослался на судьбу Лучафэра. Но это относилось и к личности сказавшего: драматичная житейская судьба и жизнь в памяти потомков. Как сказал другой поэт – если звезды зажигают, значит, это кому-то нужно. Нужно всем. Душа хотела стать звездой и стало ею…

    Леонид РАДЕК
    «КОММУНИСТ» № 03 (449) 14 января 2005 г.

    Главная | О сайте | Наши проекты | История | Старые хохмы | Прочее | info@voroh.com
    © 2011 Voroh.com All Rights Reserved