voroh.com
собрание разрозненных фактов
ok

infhist.voroh.com - Интернет проект Компьютерная история в лицах - это сайт, посвященный людям, внесшим весомый вклад в развитие вычислительной техники и информационных технологий.

далее...


comm.voroh.com - На сайте представлена классическая марксистская литература, публикации коммунистической направленности. В разделе "Фотоальбом" выложены плакаты и фотографии советских лет.

далее...


carroll.voroh.com - На сайте представлены наиболее известные произведения классика английской литературы Льюиса Кэрролла.

далее...

Нам предстоит разговор о будущем. Но рассуждать о будущих розах - не есть ли это занятие по меньшей мере неуместное для человека, затерянного в готовой вспыхнуть пожаром чаще современности? А исследовать шипы этих еще несуществующих роз, выискивать заботы праправнуков, когда мы не в силах управиться с изобилием сегодняшних, - не покажется ли все это попросту смешной схоластикой?

Станислав Лем, "Сумма технологии"



Реклама
  • Поэзия Валерия Канера

    Валерий Викторович Канер - доктор физико-математических наук, профессор кафедры общей физики Московской Государственной геологической академии, российский поэт, бард.

    Светлячок

    Ночь. В костре хрустит сучок.
    Спите! Зубы – на крючок.
    Между ёлочных иголок
    Светлый светит светлячок.
    Это солнечный осколок
    Или новый пятачок?
    Это что – струна от лиры
    Или это изумруд,
    Пред которым ювелиры
    В изумлении замрут?
    Это волк неугомонный
    Или беличьи глаза?
    Может быть, немножко молний
    Здесь оставила гроза?
    Может, звонкою подковкой
    Кто-то счастье потерял,
    Или зимний лёд под корнем,
    Нерастаявший, застрял?
    Этот солнечный пучок
    Не поймаешь в кулачок...
    Это ночью в хвойной чаще,
    Удивительно блестящий,
    Светлый светит светлячок!
    1964


    А всё кончается

    А всё кончается, кончается, кончается,
    Едва качаются перрон и фонари.
    Глаза прощаются надолго, изучаются.
    И так всё ясно, слов не говори!

    А голова моя полна бессонницы,
    Полна тревоги голова моя.
    И, как, расти не может дерево без солнца,
    Так не могу я быть без вас, друзья!

    Спасибо вам, не подвели, не дрогнули.
    И каждый был открыт таким, как был.
    Ах, дни короткие, до сердца тронули!
    Спасибо вам, прощайте! Докурил.

    А всё кончается, кончается, кончается,
    Едва качаются перрон и фонари.
    Глаза прощаются надолго, изучаются.
    И так всё ясно, слов не говори!

    Мы по любимым разбредёмся и по улицам,
    Наденем фраки и закружимся в судьбе.
    А если сердце заболит, простудится,
    Искать лекарство станем не в себе.

    Мы будем гнуться, но наверно не загнёмся.
    Не заржавеют в ножнах скрытые клинки.
    И мы когда-нибудь куда-нибудь вернёмся,
    И станем снова с вами просто – мужики.

    А всё кончается, кончается, кончается,
    Едва качаются перрон и фонари.
    Глаза прощаются надолго, изучаются.
    И так всё ясно, слов не говори!
    И так всё ясно, слов не говори!
    И так всё ясно, слов не говори!
    1968

    Я не знал

    Я не знал,
    Я не знал, что ты в городе этом живёшь,
    Я не знал, что ты, гордая, ждёшь меня, ждёшь,
    Я не знал, что я руки твои отведу
    И губами глаза, как открытье, найду.
    Я не знал.
    Этот шумный квартал – перекрестье дорог
    Сотни раз прошагал, не ступив на порог,
    А теперь я у дома за полночь брожу
    И на окна твои, как на звёзды, гляжу.
    Я не знал.
    Но меня ты не встретишь с внезапным звонком,
    Мы как дети в чулане – и двери с замком...
    Нет ни неба, и плечи согнуты в дугу.
    Лепестки догорают на белом снегу.
    Я не знал.
    Я старателем не был – я клад не искал,
    Самородок под небом, как солнце, сверкал.
    Мне глаза бы зажмурить и мимо пройти –
    Ты живёшь, где внезапно столкнулись пути.
    Я не знал...
    1970


    Не будем считаться, кто должен кому,
    А будем скитаться по свету,
    А будем пытаться жить по-одному,
    И не поддаваться сонетам.

    Ни таять не будем, ни травы косить,
    Ни узел затягивать туго,
    А просто в себе это будем носить
    И станем друг другу – друг другом.

    А скажут, что лёд у плотины застыл,
    А скажут – застыли вы сами,
    Ответим, что в море корабль уплыл,
    Других не задев парусами.

    И скроется парус за дымкою дней,
    Но с нами останется это –
    Не будем считаться, кто верит сильней,
    А будем скитаться по свету.
    1970



    Пошутили, покутили, погрустили и ушли –
    В земли разные уплыли и кораблики сожгли.
    Листья дней разворошили – только руки развели,
    Не гадали, не тужили, не искали – не нашли.
    Поиграли в авторалли, знаков «Прямо» не снесли.
    Над стремниной постояли, помолчали, как смогли.
    В тёмный омут не нырнули, а совсем наоборот:
    Всё тянули, не тонули, всё искали – где же брод?
    Головами повертели – не хотели видеть глаз.
    И монетки полетели в эту заводь вместо нас.
    Сдали выдержки экзамен, не сгорели – отцвели.
    Как круги перед глазами, по воде круги пошли.
    По ступенькам простучали ноты быстрых каблучков...
    Покатились две печали парой новых пятачков...
    1976


    Идём не в ногу, как солдаты на мосту.
    Идём в плену уставного нюанса,
    И главное – уйти от резонанса,
    Который возникает на лету...
    И между нами белую черту
    Мы сами провели. И наши трассы
    Путями параллельными пошли
    И, памятуя аксиому ту,
    Вдали друг друга не пересекли...
    А что стремились – не подали вида,
    И потому не подвели Эвклида
    И постулат не ввергли в суету...
    А чтоб в свою поверить правоту –
    Нашли и правил и запретов массу,
    И только лишь в огонь подлили масла,
    Но не зажгли...
    И в этом усмотрели
    Холодное величье параллели
    И красоту.
    1977



    Бычок

    Идёт бычок, качается,
    Вздыхает на ходу:
    Ну надо ж – эдак маяться!
    Доска всё не кончается,
    А всякое случается!
    Сейчас я упаду.

    Идёт он и печалится,
    Предчувствуя беду:
    Возьмёт – доска провалится,
    Возьмёт – тоска навалится,
    Иль берега обвалятся
    И я ко дну пойду?

    А я одет с иголочки!
    И если упаду –
    Пойдут круги-осколочки,
    Поставят бюст на полочке,
    И к тёлочке под ёлочки
    Я в гости не дойду!

    Идёт и заикается:
    Пропало рандеву!
    Доска всё не кончается,
    А солнце трав касается,
    А уж комар кусается –
    Сейчас я зареву...

    И рёвами сердитыми
    Бычок прорезал лес:
    С моими аппетитами
    Погибнуть под ракитами? –
    Взбрыкнул разок копытами,
    И прыгнул до небес...

    Заря с зарёй встречается
    На речке, у песка...
    И так уж получается,
    Что слёз не намечается,
    А на волнах качается
    Разбитая доска.
    1977



    Ничего не повторяется...
    При ближайшем рассмотрении
    Так в живой природе водится:
    Если что-нибудь теряется,
    То как в омут – не находится,
    И отнюдь не заменяется
    День поминок днём рождения...
    И законы сохранения
    К той природе не относятся –
    Ничего не прибавляется,
    Разве эхо-грусть разносится,
    Да и та при заземлении
    В толще суток растворяется
    И разумно покоряется,
    Что нельзя вдогонку броситься
    Останавливать мгновение...
    Ничего не повторяется –
    Лишь метелью сожаления
    В книгу памяти заносится.
    1977


    И соткан мир из расстояний,
    Раскрепощений, расставаний,
    Из человеческих смятений
    И человеческих скитаний,
    Из нестабильных состояний
    И паутин пунктирных линий,
    Что на стекле рисует иней,
    И из достойных намерений
    Создать содружество гармоний
    В пространстве многих измерений,
    Чтоб сохранить для поколений
    И трогательность церемоний,
    И грани пройденных ступеней...
    А мы, живые, дни листаем
    В цейтноте мнений и сомнений,
    Мгновений, неповиновений,
    От званий главных изваяний
    Во время солнечных затмений
    Иль редких северных сияний,
    Но все дела свои отставим,
    Застынем и глаза уставим –
    Когда свечение признаем
    Миланской Дамы с горностаем
    В асфальтаневшем Тёплом стане
    Иль среди Мцхетских поселений...
    И молча встанем на колени
    И не устанем.
    1977



    Живи, как знаешь. Будь, как есть.
    Наотмашь бей, не замечая,
    Словами жёсткими, как жесть,
    Приглаженными чашкой чая.

    Не потерять, что не дано.
    И даже если гнев твой вечен –
    Не появлюсь. Но всё равно
    Стихами я с тобой повенчан.

    Пройдут часы. Пройдут дожди.
    И камни порастут травою.
    Каких ты стен не городи –
    Останусь в строчках жить тобою.
    1978



    Если вместе сложить все часы и минуты,
    Что прождал я тебя на стоянках и скверах,
    То получится – ждал я тебя непрерывно
    Семь ночей и семь дней на едином дыханьи.

    Семь ночей и семь дней...
    Что в сравнении с жизнью,
    Той, где ждал я тебя?
    Ждал, но так и не встретил...

    За семь дней и ночей Землю создал Всевышний.
    Я же создал тебя, мою тёплую землю...
    1978



    Сонет N 36

    Какие даты круглыми назвать?
    Явлением нуля поделят даты
    Шеренгу лет, похожих как солдаты,
    На отделенья, чтоб маршировать
    И тратить километры, киловатты,
    А вспыхнет нуль – тогда осознавать,
    Что вроде набежало многовато...
    Какие даты круглыми назвать? –
    Сдаётся мне, всего круглей квадраты!

    Одиножды один. Ты – господин.
    Вот сделан первый шаг. Карниз высоко.
    На лестнице, идущей вверх и вниз
    Ты на ступеньке яблочного сока
    И женского парного молока.
    А рядом – чья-то крепкая рука.
    Она-то не отпустит раньше срока
    И в дважды два, и в трижды три. Ты – пан,
    А все вокруг – холопы в умиленьи...

    Четырежды четыре. Как тюльпан,
    Тебе вручают паспорт в день рожденья
    И говорят хорошие слова.
    Обязанностей нет – одни права!
    Дороги выбирать. Жить без оглядки,
    Когда не наступает день на пятки,
    Когда на две странички перелистан
    Том самых сокровенных жизни истин,
    Когда от слов кружится голова...
    Обязанностей нет – одни права!

    Любить. Себя дарить. С восторгом пить
    Глотками быстрыми то сказочное зелье
    Из чаши двух. Когда всё сладко так,
    И неизвестно горькое похмелье
    И натиски мигреневых атак.
    Когда ты чист от головы до пят,
    Когда спокойно двое рядом спят –
    Мир да любовь на много долгих лет.
    А третий – разве чуточку задет...
    И кажется – сто лет, или сто крат
    Продлится двадцать пять, святой квадрат!

    О магия квадратов и кругов!
    Примет загадки, совпаденья чисел...
    В какой квадрат до нас доходит смысл
    Свечами освящённых пирогов?
    Всё далее квадраты отстоят.
    И всё быстрей проходят промежутки
    Меж ними. Вроде как усохли сутки
    И обесценились. И съёжились в часы.
    И закачались истины весы.
    И покачнулись веры сентименты,
    И монументы начали дрожать
    В отдельные тревожные моменты,
    И нет порой плеча, чтоб поддержать,
    А разве что галантная рука –
    Изящное валянье дурака...

    И всё знакомо, всё уже не ново.
    Надстройка есть, но нет первоосновы.
    О нет, мы даже чувствуем острей!
    Мы знаем цену слову и усладе –
    Когда отшлёпать, а когда погладить,
    И как пристать, не бросив якорей.
    О, смаковать мы стали мастера!
    Приходит мудрость – зрелости сестра.
    Восторги достижений, боль утрат –
    Щемящий в тридцать шесть свечей квадрат
    Этапа жизни подведёт итог...
    Слетает первым фиговый листок
    В преддверьи осени. За ним – другие листья.
    Нет! Нам по-прежнему чужда повадка лисья,
    Но привыкаем мы уже молчать,
    Где раньше, если не кричать – мычать
    Мы стали бы, набычив кровью шею.
    И стало быть, мы стали совершенней,
    Коль совершенство – зла не замечать...

    Как в счётчике такси, мелькают даты.
    Двойной тариф. Зато легко ловить.
    Маршруты, правда, стали как шпагаты –
    Прямы, похожи. Как остановить
    Такси? Сойти с привычного маршрута?
    Прав нет почти. Обязанности круты.
    И не разрезать, и не разрубить
    Шпагат словами: Я хочу любить
    Тебя, тебя! Со всем твоим добром
    И злом. С твоим издёрганным нутром.
    С усталостью. И вздорностью. И чудом
    Твоих движений, слов, решений, глаз.
    Да я и так люблю! И жду, покуда
    Настанет год. Наступит день и час.
    Не час – а непрерывные часы,
    И будешь ты не в строчках, а повсюду,
    И снова восстановятся весы...

    Всегда ль на счастье надо бить посуду?
    Ни карнавал не кончен, ни парад...
    Но до седин разгадывать я буду
    Загадочный магический квадрат.
    1978



    Почти прошёл январь – бедовый месяц:
    То минус сорок, то потом плюс пять.
    Мы серый снег по переулкам месим
    И по утрам встречаемся опять.
    Звонки неслышной цепью привязали,
    Часы своей медлительностью жгли.
    Не помню, в день какой и что сказали –
    Но помню дни, что без тебя прошли.
    И просто слышать стало откровеньем,
    И просто видеть – сказочная честь.
    И просто помнить каждое мгновенье,
    И просто знать, что где-то там ты есть.
    И каждый раз спросить не успевая,
    Стремясь всю жизнь за вечер отыскать,
    Я ухожу туда, где осевая,
    Которую нельзя пересекать.
    Бедовый месяц ходит рядом с нами,
    Хрустя морозом, ветрами трубя...
    Весь месяц, как сейсмографы цунами,
    Я тихо-тихо слушаю тебя.
    1979



    На случай, если опоздаешь,
    На случай, если я не встречу,
    И праздник будет передвинут,
    И утром солнце не взойдёт,
    На случай, если осознаешь,
    Что как-то вдруг погасли свечи,
    И дальше троп уже не видно,
    И номер тот же, да не тот...

    На случай, если слишком гулко
    Тебе покажется на свете,
    И одиноко и устало
    Пойдёшь по скользкой мостовой,
    Ты только свистни: «Сивка-бурка,
    Ну что же ты меня не встретил?» –
    И я перед тобою встану
    Тотчас, как лист перед травой.
    1979



    Новые гнёзда в городе
    Аисты как-то не вьют.
    Тонко им белое дерево,
    А за окном – зима...
    Шлейф желтоглазой осени
    Адрес меняет свой.

    Тонкое видно дерево
    Из моего окна.
    Мокрое тонкое дерево
    Учится не упасть.
    Шелест листвы и кружева –
    Азбука нашей судьбы.
    1979



    Я построю дворец
    Для биенья сердец –
    Говорил так вначале...
    Нет, простую избу,
    Не дразнить чтоб судьбу,
    Где ни слёз, ни печали...
    Нет, ты право мне дашь –
    Я построю шалаш,
    Где появится рай,
    Где любовь через край...
    Дни промчали...

    Я построил карточный домик
    Из стихов, рассветов и луж.
    Эфемерен он.
    Шаток. Тонок.
    Ты подуй на него.
    Разрушь.
    1979



    Ну, может, так ещё тебе не говорили,
    Ну, может, так тебя ещё не называли?
    И возле ёлки белые кадрили
    Ещё не все с тобой протанцевали?

    Так на тебя ещё, быть может, не смотрели,
    Так до сих пор тобой ещё не дорожили.
    И в полнолунье белые метели
    Вокруг тебя так плотно не кружили...

    А впрочем, в прошлом сходство пусть не гложет,
    И пусть слова не кажутся нагими –
    Они как дети – вроде все похожи,
    Но своего не спутаешь с другими.

    И как бы там тебя не величали,
    Настоем слов каким бы не лечили –
    Опять неповторимые печали
    И говорить, и слушать научили.
    1979



    Романс

    Былого не вернуть – ни доброго, ни злого.
    Былого не вернуть – и в этом жизни суть.
    Былого не вернуть – как брошенного слова.
    Нет, не дано иного – былого не вернуть...

    Былого не забыть – всё помню слово в слово,
    Как Ариадны нить ведёт в былую прыть...
    Былого не забыть – ну просто до смешного!
    Забуду всё – и снова былого не забыть...

    И ночью не заснуть – так прожил бестолково.
    Там не допел чуть-чуть, там не успел рискнуть.
    Былого не вернуть – и от крыльца резного
    Все кони из ночного умчались в млечный путь...

    Былого не забыть... И неба голубого
    Сквозь стёкла не отмыть – хоть до утра курить...
    Рассвет приходит быть сквозь всполохи былого
    Нет, не вернуть былого, былого не забыть.
    1993



    Декадентское-экологическое

    Белая масть. Белая кость.
    Сумерек пасть. Жизнь, где я гость.
    День, где я ночь. Ночь, где я миг –
    Вырвался прочь – выстрел настиг...

    Белая мгла. Серые дни.
    Мушка ствола солнцу сродни...
    Вспыхнут огни. Белая мгла.
    Эй, не тяни – брось удила!

    Белый, как лунь. Белка в ветвях.
    Был ли июнь? Стог в головах.
    Утром росу пили не раз...
    Выстрел в лесу в беличий глаз.
    1997



    Колесо

    Земля вращается неспешно,
    Созвездья тонут в мир луны,
    Чтоб завтра вновь из тьмы кромешной
    С восточной выплыть стороны.

    В осенний день, весною, летом,
    С неутомимостью часов
    В тиши с заката до рассвета
    Кружится в небе колесо.

    Рисуют звёзды в чёрном шаре
    Свои гигантские нули...
    В живой небесный планетарий
    Давно когда-то мы вошли...

    Мир так круговоротно создан –
    И вниз уходят без следа
    За горизонт людские звёзды,
    Не возвращаясь никогда.
    1997



    Вот посидели мужики –
    С креветкой, с пивом посидели...
    И в самом деле поседели,
    Но остры редкие клыки!

    Вот посидели мужики,
    Задумали как, захотели,
    А кто же против – в самом деле,
    Ещё не стёрты каблуки...

    Вот посидели мужики,
    Слегка приняв, поговорили –
    Не танцевали пусть кадрили,
    Но не лепили ярлыки...

    А посидели мужики,
    Попарились, пошутковали –
    Зато ни с кем не воевали,
    И в землю воткнуты штыки.
    1997



    Я сделал всё, что мог, и выложился в доску,
    И дарит мне восток рассветную полоску.
    Когда звенит звонок на откровенье с Богом,
    Скажу – вот всё, что мог, но упирался рогом...

    Не лез из кожи вон из-за копеек-гривен,
    И сребренников звон незнамо как противен!
    Порой судьбы каток остановить пытался –
    И сделав всё, что мог, курилка жив остался...

    Судьба шутила: «Князь! Вставайте – солнце встало!»
    А завтра – мордой в грязь, и зубы выбивала...
    Мы не один горшок побили на осколки.
    Я сделал всё, что мог – а толку-то, а толку!

    Вот чаша бытия, распитая с друзьями –
    Огромная бадья с отбитыми краями ...
    Пока я песни пел, какая ты Жар-птица,
    Журавль улетел и спряталась синица.

    И на сердце – замок. Мечты, где ваша сладость?
    Я сделал, всё что мог, превозмогая слабость.
    Чего душой кривить? Мадам, как говорится –
    Мне есть, о чём грустить, но нечего стыдиться...
    Октябрь 1998



    Валерий Канер
    Сто стихов. М.: Интерпринт, 1995.
    Листья лета. М.: Виртуальный мир, 2000.
    Главная | О сайте | Наши проекты | История | Старые хохмы | Прочее | info@voroh.com
    © 2011 Voroh.com All Rights Reserved